Противоречия между индусами и мусульманами – туризм

4.11 Индуистско-мусульманские противоречия

Индуистско-мусульманские противоречия.

Политическое развитие не могло охватить в равной степени все общины страны. Для индуистов появление англичан означало смену «хозяина». Прежде они подчинялись могольским императорам, теперь смогли адаптироваться к новой власти.

В ходе этого процесса были восприняты принципы английской системы образования и западный образ мышления. Напротив, мусульмане встретили изменения враждебно. Приверженцы ислама противились инновациям в системе образования, не стремились осваивать английский язык и овладевать научными знаниями.

Лидер исламской общины Саид Ахмад-хан (1817–1898) заявил, что если представительный принцип в управлении колонией восторжествует, то мусульмане окажутся в невыгодном положении по отношению к индуистам. Это высказывание приобретало все большую актуальность по мере того, как в 19 в. усугублялись трения между конфессиями.

Саид Ахмад-хан советовал единоверцам держаться в стороне от Индийского национального конгресса, но приобщаться к английской системе образования.

Индуистский национализм быстро набирал силу. В конце 19 в. британские власти предложили принять закон, запрещавший заключать брак до достижения невестами 12 лет. Балгангатхар Тилак, выражавший взгляды ортодоксальных индуистов Западной Индии, развернул активную кампанию против этого серьезного, по его мнению, вторжения в народные обычаи.

В 1905 Джордж Керзон,вице-король Индии (1899–1905), желая повысить эффективность управления, провел закон о разделе Бенгалии на Западную, населенную в основном индуистами, и Восточную, населенную мусульманами.

Последние позитивно восприняли этот раздел, ибо считали, что провинциальные власти никогда не уделяли должного внимания Восточной Бенгалии. Напротив, другая сторона восприняла закон Керзона как хитроумный и болезненный удар, направленный на ослабление позиций бенгальских индусов.

Горячий темперамент бенгальцев способствовал накалу обстановки, и в Бенгалии усилилось движение экстремистов во главе с Балгандахаром Тилаки.

Несколькими годами позже решение о разделе Бенгалии было отменено, но уже успело дать импульс развитию индуистского экстремизма и усилило напряженность в межконфессиональных отношениях. Мусульмане ощутили потребность в создании собственной политической организации, и 30 декабря 1906 была основана Мусульманская лига, прежде всего для защиты прав исламской общины.

Возникшие трудности не остановили британское правительство, которое продолжало курс на преобразования, и парламент в 1909 принял закон, известный как реформа Морли – Минто.

Значительно увеличивалось число независимых, не состоящих на официальной службе индийцев в законодательном совете при генерал-губернаторе Индии и особенно в провинциальных советах.

Прежняя практика одобрения кандидатов генерал-губернатором была заменена выборами по системам муниципальных и окружных органов, по торговым палатам, куриям землевладельцев и других групп населения, имеющих собственные интересы. Возможно, самым важным элементом реформ стало принятие принципа раздельных выборов для приверженцев двух главных религий.

Умеренные круги были довольны реформами, и Гопал Кришна Гокхале (1866–1915), один из выдающихся деятелей Конгресса, приветствовал проведенные Великобританией реформы и заявил, что в долгосрочной перспективе альтернативы английскому правлению в Индии не существует. Террористические акции еще случались в Бенгалии, но в целом вплоть до Первой мировой войны в колонии сохранялась спокойная обстановка.

Источник: https://studizba.com/lectures/15-istoriya/524-novaya-istoriya-stran-azii-i-afriki/8947-411-induistsko-musulmanskie-protivorechiya.html

Районы религиозно-общинных конфликтов в Индии

Довольно сложный религиозный состав населения Индии, как и его этнический состав, находит отражение во всей внутриполитической жизни страны, приводя к почти не прекращающимся религиозно-общинным противоречиям и конфликтам.

Прежде всего это противоречия между индуистами и мусульманами, но также между индуистами и сикхами, между христианами и другими конфессиями.

Соответственно сформировались и три главных района подобных противоречий – в Кашмире, в Пенджабе и в Северо-Восточной Индии.

Индуистско-мусульманский конфликт в Кашмиревот уже полвека дестабилизирует обстановку на стыке Индии и Пакистана.

Самый северный штат Индии – Джамму и Кашмир – отличается по-своему уникальным географическим и геополитическим положением. Достаточно сказать, что здесь сходятся границы пяти государств – Индии, Пакистана, Китая, Афганистана и Таджикистана.

К тому же этот горный район соседствует с лежащей к югу от него густонаселенной Пенджабской долиной, которая служит житницей и для Индии, и для Пакистана. А живут здесь народы, относящиеся к разным этническим общностям и исповедующие разные религии. Неудивительно, что в той или иной степени яблоком раздора Кашмир служит уже тысячу лет.

На протяжении этого долгого времени здесь правили и индуисты, и буддисты, и мусульмане, и сикхи. А в середине XIX в. этот район был захвачен Англией и стал княжеством Джамму и Кашмир во главе с махараджей.

Новейшая история Кашмира началась в 1947 г., когда британским парламентом был принят закон о независимости Индии и ее территория оказалась разделенной на два государства – Индию и Пакистан, которые сначала получили статус доминионов. Уже тогда разразилась первая индо-пакистанская война за Кашмир, которая длилась целый год.

Затем военные действия велись здесь еще не раз. На протяжении всего этого времени правительства обеих стран предпринимали немало попыток как-то договориться по проблеме Кашмира, были разработаны даже более или менее определенные соглашения. Однако кардинальное решение проблемы до сих пор не найдено.

Армии двух стран в Кашмире по-прежнему разделяет лишь линия прекращения огня («линия контроля»), зафиксированная под эгидой ООН еще в начале 1949 г. Но перемирие здесь часто нарушается, число жертв растет, причем действия обеих враждующих сторон нередко отличаются особой жестокостью.

Этот затяжной конфликт стал еще более опасным после того, как в 1990-х гг. и Индия, и Пакистан фактически превратились в ядерные державы. В очередной раз состояние «на грани войны» было отмечено здесь в конце 2001 г. – середине 2002 г.

Специалисты подсчитали, что, если бы ядерную войну между Индией и Пакистаном не удалось предотвратить, от нее могли бы погибнуть от 500 до 800 млн человек.

В 1962 г. в Кашмире появилась еще одна демаркационная линия, на этот раз между Индией и Китаем.

Ее провели после военного конфликта между двумя странами из-за плато Аксайчин («Пустыня белых камней»), которое Китай всегда считал частью Тибета. Поражение Индии в этом конфликте привело к тому, что плато Аксайчин отошло к Китаю.

В результате не приходится удивляться полному упадку экономики Кашмира, который при англичанах особенно славился своими горными курортами.

По официальной индийской статистике, штат Джамму и Кашмир занимает площадь 222 тыс. км2. Но фактически Индии принадлежит только южная половина этой территории площадью 94 тыс. км2 (рис. 132). В западной ее части – исторической области Кашмир – живут кашмирцы, в большинстве своем исповедующие ислам.

С юга к ней примыкает самая густонаселенная в штате историческая область Джамму, населенная дограми, исповедующими индуизм. Восточнее расположен высокогорный малонаселенный Ладакх, где живут ла-дакхи, приверженцы ламаизма. Общее население трех этих частей в 2003 г. составило 10,2 млн человек.

В штате две столицы: летняя – Сринагар и зимняя – Джамму.

Еще две части штата площадью 83 тыс. км2 находятся под контролем Пакистана. Это Северные Территории с населением 1 млн человек, оккупированные им еще в конце 1940-х гг.

, и Азад Кашмир («Свободный Кашмир») – непризнанное самопровозглашенное государство, обычно включаемое в состав Пакистана, с 3,6 млн жителей.

Наконец, на востоке расположено почти не заселенное плато Аксайчин (45 тыс. км2), находящееся под контролем Китая.

По мнению Индии, и Северные Территории, и Азад Кашмир, и Аксайчин должны быть ей возвращены. Пакистан же, напротив, претендует на индийские области Джамму и Кашмир.

Для Индии Кашмир – исторически неотъемлемая часть страны, что вытекает из ее конституции и Акта о присоединении Кашмира. Поэтому контроль Пакистана над северо-западной и северной его частью Индия считает временным и незаконным.

Пакистан же полагает, что вопрос о Кашмире окончательно еще не решен, и требует проведения здесь плебисцита под международным контролем, тем более что именно такое решение еще в 1948 и 1949 гг. было принято Советом Безопасности ООН.

Рис. 132. География религий Джамму и Кашмира (по С. А. Горохову)

Нельзя не учитывать и того, что местные исламские сепаратисты провозгласили своей конечной целью либо присоединение Джамму и Кашмира к Пакистану, либо его полную независимость и от Индии, и от Пакистана. От рук боевиков-сепаратистов здесь погибли уже десятки тысяч человек.

Кровавые столкновения индуистов с мусульманами нередко происходят и в других штатах Индии. Так, в декабре 1992 г. индуистские религиозные фанатики разрушили в г. Айодхья (штат Уттар-Прадеш) мусульманскую мечеть Бабри-Масджид, чтобы построить на ее месте индуистский храм в честь бога Рамы.

(Согласно преданию, именно в Айодхье – и это описано в «Рамаяне» – правил царь Джашаратха, одним из сыновей которого был Рама, вернувшийся сюда после дальних странствий и занявший престол своих предков.) Подобная акция вызвала вспышку индуистско-мусульманских столкновений по всей стране и привела к гибели более 1000 человек.

В некоторых других штатах храмы подверглись нападению со стороны мусульман. В штате Уттар-Прадеш было введено прямое президентское правление, а правительство штата было смещено как не выполнившее свои конституционные обязанности и потакавшее религиозным фанатикам.

Однако нельзя не учитывать, что в стране есть крупные силы, выступающие за возрождение индусских ценностей – вплоть до создания индусского государства Хинду раштра. Во главе подобного движения стоит фундаменталистская Бхаратия Джаната парти (БДП).

Возникновение религиозно-общинного конфликта в Пенджабеимеет в значительной мере другую предысторию, другие корни.

Штат Пенджаб сравнительно невелик по территории, но в то же время он один из самых богатых и процветающих (особенно после успехов «зеленой революции») и мог бы служить своего рода примером для других штатов страны.

Однако вот уже полвека в нем складывается обстановка, которая не только не стабилизирует, а, напротив, дестабилизирует общее положение в Индии как демократическом федеративном государстве.

На первый взгляд подобная ситуация представляется весьма нелогичной. Ведь сикхизм возник именно с целью усилить противодействие исламу со стороны индуизма. Его основатель гуру (учитель) Нанак и сам был индуистом и никогда не стремился к разрыву с ним.

А вскоре пенджабские сикхи вступили в прямую вооруженную борьбу с мусульманскими правителями Могольской империи, что в XVII в. привело к превращению сикхизма из мирной секты в секту-армию.

Тогда же последний из гуру Гобинд Сингх создал так называемую хальсу – сообщество людей, фанатично преданных гуру и готовых умереть за сикхскую веру. С этого времени община сикхов стала представлять собой сплоченное войско. В первой половине XIX в.

сикхам удалось даже создать свое Пенджабское государство во главе с махараджей. Но потом оно было завоевано Англией, которая, кстати, стала вербовать в свои наемные войска главным образом сикхов.

Культурно-религиозное, а затем и политическое обособление сикхской общины от индуизма началось еще в первой половине XX в.

Читайте также:  Национальный парк гранд-каньон - сша

Когда же в середине столетия возникла перспектива образования самостоятельных Индии и Пакистана, вхождение в состав мусульманского Пакистана было для Пенджаба совершенно неприемлемым, но и в состав Индии – нежелательным.

Тогда же было объявлено, что в случае раздела Британской Индии сикхи будут бороться за создание своего государства Халистан («Страна хальсы»), которое могло бы стать своего рода буфером между Индией и Пакистаном.

Но этот план осуществить не удалось, и после раздела сикхи выбрали, что называется, меньшее зло – вхождение в состав Индии. После того как в 1966 г. правительство Индии сформировало на основе Пенджаба два штата – пенджабоязычный Пенджаб и хиндиязычную Харьяну – сикхи в первом из них стали уже большинством. Но сикхские сепаратисты этим не удовлетворились. В знаменитом

Золотом храме г. Амритсар они организовали базу своих террористов, а после того как он был взят индийской армией, отношения между сикхами и индуистами еще более ухудшились. Во многих штатах Индии прошли сикхские погромы. Как бы в ответ на это в 1984 г.

два сикхских телохранителя премьер-министра Индии убили Индиру Ганди. А в 1986 г. сикхские сепаратисты снова выдвинули идею создания независимого Халистана.

В дальнейшем обстановку в Пенджабе удалось несколько нормализовать, но о полном восстановлении сикхско-индуистских отношений говорить еще преждевременно.

Еще один район религиозно-общинных противоречий – это Северо-Восточная Индия,занимающая площадь 225 тыс. км2 с населением 32 млн человек.

По сложности этнического состава населения эта часть выделяется даже в таком многонациональном государстве, как Индия: живущие здесь народы и племена говорят на 400 языках и диалектах.

Впрочем, при наиболее генерализованном подходе здесь можно выделить три больших этнических сообщества. Это ассамцы, бенгальцы и горные племена.

Сильно различаются они и по религиозной принадлежности: среди ассамцев преобладают индуисты, среди бенгальцев – мусульмане, а среди горных племен – христиане, которые восприняли эту религию от европейских миссионеров в период английской колонизации. (Примером может служить народ нага, подавляющая часть которого ныне исповедует христианскую религию.)

После образования независимой Индии на ее северо-востоке, как уже было сказано, правительство сформировало семь новых штатов, причем с учетом этнического состава населения.

Но это не устранило всех противоречий между здешними народами и центральной властью, а тем более между местными индуистами, мусульманами, христианами и буддистами. Уже не раз центральному правительству приходилось применять вооруженную силу для борьбы с сепаратистами, провоцирующими беспорядки.

И в Ассаме, и в Нагаленде борьба за государственную независимость, то затухая, то вспыхивая с новой силой, продолжается.

Источник: https://megaobuchalka.ru/4/34654.html

Конфликт индусов и мусульман: опять беспорядки в Западной Бенгалии

30 января 2017 года

За последние несколько месяцев случаи межобщинных столкновений были зарегистрированы в более чем десяти районах Бенгалии

Отношения между индуистами и мусульманами в Индии на всем протяжении индийской истории были непростыми. Самые кровавые и массовые столкновения были вызваны противостоянием именно этих общин и именно Бенгалии предстояло пережить всю тяжесть этого конфликта вплоть до её разделения по религиозному признаку в 1905 году.

Основными причинами конфликта индусов и мусульман является прежде всего различие в базовых принципах религии, их жизненных и основополагающих представлениях о мире, обществе и ценностях жизни.

То что любит мусульманин — категорически запрещено индусу и наоборот. Нужно также понимать, что индусы очень пренебрежительно относятся к мусульманам в силу того, что многие мусульмане Индии имеют происхождение из низших каст.

А кастовая предвзятость у индуса до сих пор в крови и никак не выветривается.

Плюс ко всему: • историческая неприязнь индусов и мусульман; • память о массовых жертвах, которыми сопровождался раздел Британской Индии; • наличие территорий с преобладанием мусульман и их концентрированное проживание; • потворство властей Индии радикальным индуистским националистическим организациям; • периодическое провоцирование индийскими властями межконфессиональных конфликтов;

• слабость и разобщенность мусульманской общины.

Мухаммад Али Джинна, видный политический деятель и активный участник раздела Британской Индии так резюмировал суть конфликта: 

Так и продолжает жить Западная Бенгалия — колоссальные межрелигиозные конфликты различных масштабов периодически вспыхивают то тут, то там.

Поводом для столкновений индусов и мусульман может служить что угодно, включая бытовые споры и слухи, после чего собираются группы представителей обеих общин, пытающихся «проучить» и «наказать обнаглевших» мусульман (индусов).

Чаще всего столкновения ограничиваются уличными драками и небольшими погромами, но иногда они выливаются в крупномасштабные конфликты, с усиленным участием радикальных религиозных организаций и фанатиков.

Так, за последние несколько месяцев случаи межобщинных столкновений были зарегистрированы в более чем десяти районах Бенгалии.

В Калькутте в один из индуистских храмов были подброшены куски сырой говядины, что естественно вызвало бурю негодования и реальное оскорбление религиозных чувств индусов.

Вспыхнули столкновения, переросшие в настоящие беспорядки не только в Калькутте, но и по всему региону. В Бурдване в субботу толпа напала даже на полицейский участок. Глава штата Мамата Банерджи заявила, что не допустит анархии в Западной Бенгалии.

Как сообщает Hindustan Times, в некоторых частях Калькутты полиция запрещает собираться людям в группы более трех человек и хотя обстановка пока еще под контролем властей, издание замечает, что эти мелкие стычки имеют реальный потенциал перерасти во что-то большее.

Источник: http://indiadaily.ru/lajfstajl/konflikt-indusov-i-musulman-opyat-besporyadki-v-zapadnoj-bengalii/

Индия — страна больших чудес и больших противоречий

   Пока специалисты пристально изучают китайское экономическое чудо, наиболее прозорливые из них уже с интересом посматривают на соседнее государство — Индию. Её сейчас всё чаще называют «Китаем 20–летней давности». Но если Поднебесная уже достигла пределов своего могущества, то для Индии её лучшие времена ещё впереди…

По прогнозам некоторых аналитиков, к 2020 годам ВВП Индии станет равен двум французским, а к 2030 году она уже перегонит и Японию. Это значит, что Индия станет третьей по уровню развития страной после США и Китая, а также центром новой мировой системы, ориентированной на Восток.

Восточная сказка

За многие тысячелетия Индия уже не раз переживала взлёты и падения. Эта древнейшая цивилизация стала родиной не только собственной самобытной культуры, но и нескольких мировых религий: буддизм, индуизм, джайнизм. Уже за тысячи лет до нашей эры здесь строились города, уникальные по своей архитектуре дворцы, развивались искусство, письменность, земледелие.

Но за эту богатейшую территорию постоянно велись войны, она была буквально разодрана мелкими государствами, каждое из которых претендовало на роль наиглавнейшего. Тюрки, афганцы, греки, персы вторгались сюда, чтобы получить свой лакомый кусок.

Но больше всех преуспели моголы (так в Индии называли мусульман с северных территорий и из центральной Азии), которым удалось построить здесь свою империю, продержавшуюся почти триста лет.

Развитие сельского хозяйства, торговли, ремёсел в это время шло такими темпами, что в XVII веке Индия стала первой страной в мире по объему ВВП!

Тогда-то на неё и положили глаз европейцы. Сначала они просто добились возможности свободной торговли, а потом англичане потеснили с трона казавшуюся вечной династию Моголов. На этом золотые времена для Индии закончились.

Англичане, естественно, не были заинтересованы в её самостоятельном развитии. Страна должна была работать лишь на благо Великобритании, обеспечивая туманный Альбион капиталами и ресурсами.

Территория Индии вновь распалась на мелкие княжества, которые враждовали между собой, не забывая при этом ещё и вести борьбу за независимость от Британии.

В начале XX борьба с колонизаторами достигла пика. По всему Индийскому континенту прокатилась революция за освобождение под предводительством «отца нации» Махатма Ганди. 5 августа 1947 года Индия вышла из-под управления Британской империи. С этого момента территория, находившаяся в подчинении англичан, разделилась на два государства — Индию и Пакистан…

Надо сказать, что новое индийское правительство находилось под впечатлением от успехов СССР на фоне Великой депрессии «загнивающего Запада». Поэтому и экономику страны решили списать с советского образца.

В Индии тоже начали строить пятилетние планы развития, однако реализовать их было гораздо сложнее чем в стране Советов. Добившись возможности развиваться как экономически самостоятельное государство, Индия попыталась сбросить всё, что так или иначе связывало её с колониальным прошлым.

Так, индусы долго с предубеждением относились к внешней торговле: ведь долгие годы они вынуждены были покупать английские товары, делая выручку Великобритании. Поэтому внешняя торговля в их сознании означало лишь наживу других государств.

Чтобы спастись от импорта, были даже установлены колоссальные заградительные пошлины – 120%! Также напряжённо в Индии относились и к внешним инвестициям, считая их инструментом «новой колонизации».

Однако пока Индия кичилась своей независимостью от внешнего мира, её ближайшие соседи, не столь враждебно к нему настроенные (например, Япония), богатели всё больше и больше. В Индии же богатели только многочисленные чиновники и семейные кланы…

В начале 80-ых в стране поняли — пора что-то менять. Ряд отраслей промышленности освободили от лицензирования и тотального контроля. В 1985 году подоходный налог был снижен до 50%. Прибыль от экспорта и вовсе была освобождена от налогов. Однако этих мер было явно недостаточно. Что, собственно, и выявила первая серьёзная экономическая встряска.

Когда в 1991 году грянул мировой кризис, связанный с подорожанием нефти, в стране началось настоящие бедствие.

Золотовалютных резервов хватило только на то, чтобы оплатить импортную продукцию на ближайшие две недели. Внешний долг Индии на тот момент составлял 80 миллиардов долларов. Страна была на грани банкротства.

Избежать его можно было, только кардинально перестроив экономику, что, собственно и случилось.

Промышленность была освобождена от лицензирования. Но главное – страна, наконец, стала взаимодействовать с другими государствами. Импортные пошлины были снижены больше чем в 10 раз: со 120% до 10%. Сократились налоги. В страну, наконец-то, были допущены иностранные инвестиции.

90-ые годы – это время, когда вообще менялась вся мировая система. СССР с развалился, а Китай, наоборот, набирал экономическую мощь. И Индии удалось занять прочное место в новом миропорядке. Но она, как всегда, нашла свой самобытный путь…

Читайте также:  Степаново - спортивный горнолыжный курорт в московской области

Всё выше, и выше, и выше…

Мировая экономика знает разные пути выхода из кризиса и развития. Одни страны, типа России или Саудовской Аравии, живут главным образом за счёт своих природных богатств. Другие – как Китай или Германия – делают ставку на развитие производства. Третьи, как например Бразилия, совершают рывок, развивая внутренний рынок.

Индия пошла по совершенно необычному пути: она решила выжить за счёт… интеллекта! В этой стране быстрее многих других государств поняли, что будущее — за информационными технологиями. И первое, за что взялось индийское правительство 20 лет назад – это развитие образования.

С тех пор, кто бы ни был у власти, в стране неизменно каждый год сдаётся по 10 тысяч новых школ. На телевидении работают сразу несколько образовательных каналов, и значительная часть населения обеспечена дешёвыми телевизорами для массового просвещения. Быть образованными в Индии стало престижным.

Дипломы некоторых индийских вузов и бизнес-школ котируются во всем мире. А ряд университетов превосходит по качеству образования американские и британские. Сегодня по числу научно-квалифицированных кадров Индия находится на 3-ем месте в мире. Мало того, на будущее страны стало работать даже её колониальное прошлое.

Поскольку Индия долгое время была колонией Великобритании, английский язык здесь – как второй родной. Поэтому перспективная молодежь получила возможность обучаться за границей…

Такое внимание к сфере образования окупилось сторицей. Индия смогла предложить миру совершенно уникальный «товар» на экспорт: программирование, медицинские и банковские услуги.

Отсутствие языкового барьера, уровень образования продвинутых индийцев, а также их более скромные, по сравнению с коллегами из развитых стран запросы, позволили им прочно занять нишу продавцов высоких технологий в важнейших современных сферах жизни (если в калифорнийской Силиконовой долине американский программист претендует на годовой доход около 100 тысяч долларов, то индийскому будет достаточно и 30-ти).

Кстати, свой аналог Силиконовой долины здесь тоже есть – это Бангалор. Здесь в 1978 году был основан Электронный город – первый индийский технопарк.

Не имея денег для организации бизнеса по разработке компьютерных программ, местные технари поначалу занимались лишь сервисными услугами.

При этом в Индии всячески старались развивать собственное производство компьютеров, установив 100-процентные заградительные пошлины для импортной техники

Примечательно, что со временем крупные мировые IT-компании озаботились экономией. Чтобы сократить издержки, некоторые виды работ они отдали на откуп именно «дешёвым» индийским программистам (на так называемый аутсорсинг).

Сейчас, по оценкам журнала «Форбс», 220 крупнейших мировых компьютерных компаний таким вот образом сотрудничают с Индией. Она – безоговорочный лидер на этом рынке, на долю которого приходится 70-80% всех аутсорсинг-услуг.

Сейчас в Бангалоре работает около 150 тысяч программистов (для сравнения, в самой Силиконовой долине – 120). Здесь имеют свои представительства такие гиганты как Microsoft, Motorola, Toshiba.

Похожая ситуация складывается и в банковской сфере. Она считается одной из самых прозрачных в мире, а индийские бухгалтеры почти везде на хорошем счету. Так, например, именно в Индии ведется сейчас основная бухгалтерия Boeing, Reuters и многих других крупных компаний.

Также растёт рынок медицинских услуг — на 30% в год. Его примерный объём – 300 миллионов долларов. Каждый пятый пациент в индийских медцентрах – иностранец. Ибо только здесь можно получить квалифицированную медицинскую помощь на новейшем оборудовании по ценам, которые в несколько раз ниже американских или европейских…

У Индии есть два преимущества перед Китаем. Во-первых, в отличие от своего соседа, она поставила не на дешёвую рабочую силу и массовые товары сомнительного качества, а на высококвалифицированные кадры.

Во-вторых, Индия менее зависима от иностранных инвестиций. Она так долго шла к своей самостоятельности, что старалась опираться на собственные силы. Индийцы страшно боялись, что их предприятия попадут под зависимость от иностранцев.

В итоге получилось наоборот.

Так, богатейший бизнесмен Индии Лакшми Миталл приобрел европейскую Arcelor, после чего стал владельцем крупнейшей металлургической компании мира — Arcelor Mittal. А индийская автомобильная корпорация Tata завладела одним из самых мощных производителей стали и алюминия в мире – английской компанией Corus, а также гигантами британского автомобилестроения Jaguar и Land Rover…

Вот так, постепенно, из аграрной страны Индия превращается в страну индустриальную. Однако до полного преображения ей ещё далеко. В сельском хозяйстве по-прежнему заняты 60% населения.

Благоприятные климатические условия и современные освоенные индийцами технологии орошения позволяют снимать по несколько урожаев в год. Знаменитый индийский чай расходится «на ура» во всём мире.

Кроме того, в Индии выращивают и продают арахис, сахарный тростник, рис, просо, пшеницу.

В общем, сегодня Индии найдётся чем похвастаться почти в каждой сфере человеческой деятельности. Однако у этой медали, как водится, есть и обратная сторона.

Миллионеры из трущоб

Индию часто называют страной контрастов. И это действительно так. Несмотря на впечатляющие успехи в экономике, более 40% населения живут меньше чем на один доллар в день. Даже города ужасают своей бедностью, а деревни и вовсе прозябают в нищете. В сельской местности нет ни дорог, ни электричества, никаких видов связи, не говоря уже о такой роскоши, как телевидение и интернет.

В стране инженеров и компьютерных гениев 35% населения по-прежнему безграмотны. Возможно, виноват в этом и менталитет индийцев. Они очень хотят хорошей жизни, но при этом не собираются ничего для этого делать. Нарушать договорённости, отлынивать от учёбы и работы – для них обычное дело. Поэтому иностранные компании не торопятся переносить сюда свои производства.

Хотя медицинские технологии в Индии и достигли мировых стандартов, в стране самый высокий уровень материнской смертности. Именно в Индии живут две трети детей мира, страдающих от голода. Нельзя сказать, что власти не борются с этой проблемой, однако социальная политика просто не поспевает за сверхвысокой рождаемостью.

Неразвитая инфраструктура, а также коррупция отпугивают инвесторов. Один вид международного аэропорта в Дели пугает представителей развитых стран. Кроме того, Индию раздирают мелкие, но серьёзные внутренние конфликты: расовые, кастовые, религиозные…

Так что ей придется преодолеть ещё множество препятствий на пути к своему процветанию. И тем не менее, у Индии в этом плане весьма серьёзные перспективы.

Она уже заняла свою нишу в сфере высоких технологий, которые с успехом идут на экспорт. И в Индии, ко всему прочему, имеется огромный внутренний рынок. К 2025 году он должен стать пятым рынком в мире по объёму продаж. Развитие потребления, сферы услуг, инфраструктуры сулит десятки миллиардов долларов дохода.

Залог будущего процветания — большое количество трудоспособных граждан. Сейчас 53% населения Индии моложе 25 лет. Они и составят основу будущего среднего класса, который к 2025 году, по прогнозам экспертов, должен вырасти в десять раз — с 50 до 500 млн человек. На его пополнение работает даже индийская киноиндустрия.

Здесь появился новый герой. Если раньше в Индии снимали слезливые фильмы о добрых бедняках и богатых злодеях, то теперь главными героями Болливуда стали те, кто пытается организовать какое-то собственное дело.

Так что недостатка в рабочей силе в ближайшие десятилетия здесь явно не будет, как и недостатка в потребителях товаров и услуг.

На это, видимо, и рассчитывает Россия, уже сейчас выстраивая с Индией долгосрочное сотрудничество в рамках БРИКС. Энергетика, освоение космоса, медицина, фармацевтика — во многих отраслях нам есть чем поделиться друг с другом. Вместе с Индией Россия разрабатывает перспективный комплекс военной авиации, производит сверхзвуковые крылатые ракеты, воплощает нефтяной проект «Сахалин».

Нас вообще многое объединяет. Индия, как и Россия, весьма противоречивая страна. С одной стороны, по доходу на душу населения она занимает 118-е место в мире, по Индексу развития человека — 126-ое, по индексу экономической свободы — 104-ое.

И при этом Индия – одна из самых счастливых стран мира! Судя по многочисленным опросам, её население всем довольно и смотрит в будущее с оптимизмом. Теперь этот оптимизм разделяют и многие ведущие экономисты.

И возможно, как раз следуя своему собственному пути, Индия действительно станет одним из самых мощных мировых государств. Тем более, что в её истории это не впервые.

Лариса Авдеева, специально для «Посольского приказа»

Источник: http://www.posprikaz.ru/2013/07/indiya-strana-bolshix-chudes-i-bolshix-protivorechij/

Исламский мир в мировой политике

Целью данной статьи является раскрытие и анализ причин противоречия в исламской мире и их в проводимой политике как коллективного субъекта международных отношений. Так же в статье рассматривается исламский фактор как интеграционный момент в области внешней и внутренней политик арабских стран. 

Процессы глобализации и связанные с ними демократизация и реформы, основной вектор которых по-прежнему определяется Западом, зачастую интерпретируются арабским общественным сознанием как попытка западных держав, прежде всего США, перекроить политическую карту Ближнего Востока и утвердить там свое господство. Подобное восприятие действительности объективно подкрепляется нынешней политикой США в регионе, которая ведет к его расколу на давно забытой и чрезвычайно опасной основе.

Традиционное общество на Ближнем Востоке всегда отличалось этническим и религиозным разно­образием.

Однако сегодня впервые за всю свою новейшую историю Ближний Восток находится на грани раскола по этническим и конфессиональным признакам.

Подобная ситуация представляет реальную угро-зу дестабилизации арабо-мусульманских государств, провоцирует возникновение новых трудноразреши-мых конфликтов и ведет к размыванию светской идеологии национализма за счет религиозных идей.

В период между двумя мировыми войнами поляризация региона обусловливалась в основном острым соперничеством за господство в нем между европейскими державами. В первые десятилетия после обретения арабскими странами политической независимости Ближний Восток не стал единым.

Наряду с этим существует и другая, не менее важная проблема. В основе современной политической организации большинства арабских стран лежит принцип национализма.

Именно под этим знаменем проходило создание независимых государств на базе возникших после распада Османской империи европейских колоний, многоконфессиональный и полиэтнический характер обществ в которых был во многом обусловлен произвольным установлением национальных границ в колониальный период по договоренности между европейскими державами. В результате для государственной стабильности и территориальной целостности независимых арабских стран создавалась потенциальная угроза. С одной стороны, их существование базировалось на принципе национализма, под знаменем которого они боролись против колониального господства. И в этом смысле их политическая организация естественно представляла собой так называемую «нацию-государство».

Читайте также:  Китайские гавайи - хайнань

Ислам является одной из самых молодых религий; но количество исповедующих мусульманство стремительно растет. Число его приверженцев по разным данным варьируется от 1,3 до 1,4 млрд. человек, которые проживают более чем в 50 государствах мира [1].

Мусульманский мир достаточно территориально обширен, этнически многообразен и качественно уникален. Он простирается от Атлантического побережья Африки до восточной оконечности Азии.

Исламский мир включает в себя абсолютно разные государства: богатые страны, обладающие огромными доходами от нефтедобычи (Саудовская Аравия, Кувейт, Обьединенные Арабские Эмираты, Катар и др.

), беднейшие государства мира, феодально-теократические и конституционные монархии, светские и исламские республики. Во всех этих странах ислам оказывает влияние как на внутреннюю, так и на внешнюю политику.

Особенно это проявляется в условиях глобализации, сопровождающейся во многих случаях вестернизацией арабских стран, так же через поиск этими странами Азии и Африки своей идентичности, в том числе и в религии.

Государства, в которых проживает большая часть населения, исповедующего ислам, имеются и в Западной Европе – Албания и Косово. Исламские принципы предла-гаются в качестве основы более справедливого мирового порядка, а также экономической и политической интеграции. Кроме того, нельзя забывать и о многочисленных мусульманских общинах, проживающих на территориях Европы и США.

Мусульманский мир в целом содержит в себе огромный человеческий, интеллектуальный, природный и хозяйственный потенциал. Ресурсы ислама таковы:

  1. Территория и ресурсы. Мусульманский мир имеет большую территорию. Однако, здесь испытывается недостаток в питьевой воде, плодородных почвах и климатические условия тоже в большей части пространства не достаточно комфортны. Важную часть территории Исламского мира составляют страны, богатые углеводородными ископаемыми (Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Бахрейн, Ливия и др.). Наличие углеводородных ископаемых, как полагает отечественный исследователь С.Модестов, определяет «одну из главных предпосылок активной геополитики ислама» [2]. Кроме того, на территориях Исламского мира есть государства, обладающие большими запасами отдельных видов важных ресурсов. Напри-мер, Марокко владеет примерно 80% мирового запасы фосфоритов; значительным количеством хромитов обладает Турция. Исламский мир обладает также и важными гидроресурсами (Тигр, Ефрат, Нил) и другие.

Мусульманский мир имеет также и значительные рекреационные ресурсы. В мусульманских странах богатые природно-рекреационные ресурсы сочетаются с культурно-историческими достопримечательно-стями.

С рекреационными ресурсами связан такой вид человеческой деятельности, как туризм, который достаточно развит в мусульманских государствах (Египет, Марокко, Турция и др.).

Иностранный туризм приносит дополнительный доход странам Исламского мира.

Территории, занимаемые Исламским миром, обладают чрезвычайную географическую выгодностью. Эти пространства дают возможность получить контроль над важнейшими путями, связывающими Европу, Азию и Африка, Атлантический, Индийский и Тихий океаны, что позволяет получать прибыль от транзита.

Суэцкий канал – один из важнейших в мире искусственных водных путей; пересекает Суэцкий перешеек, простираясь от Порт-Саида (на Средиземном море) до Суэцкого залива (на Красном море).

Он соединяет Средиземное и Красное моря, позволяет водному транспорту проходить в обе стороны между Европой и Азией без огибания Африки. Благодаря Суэцкому каналу длина водного пути между Западной Европой и Индией сократилась почти на 8000 км.

В северном направлении по нему транспортируют в основном нефть и нефтепродукты для Западной Европы. В южном направлении перевозятся продукты промышленного производства для стран Африки и Азии.

  1. Демографический потенциал. Надо сказать, что мусульманские страны имеют огромный людской ресурс, и он постоянно растет. По прогнозам ООН, если нынешние тенденции сохранятся, то через 20-25 лет каждый третий житель нашей планеты будет мусульманином. Среди мусульманского населения существует непропорционально большая доля молодого населения, поэтому прогнозируется преоблада-ние подростков в главных арабских странах. В Алжире, Египте, Марокко, Сирии – рост увеличиться на 100%, в Тунисе и Ливане – на 50% [3]. В исламских странах существует высокая рождаемость и много-детность, что дает многочисленные дешевые трудовые ресурсы. Большое количество выходцев из стран Исламского мира едут на заработки в другие страны. Миллиарды валютных поступлений являются важным доходом Уммы, которые может использоваться в том числе и на освоение контролируемого геополитического пространства. «Самой большой мусульманской страной является Индонезия, где живет 220 миллионов человек, в Пакистане численность мусульман 130140 миллионов человек, так же как и в Бангладеш, в Индии проживает 150 миллионов мусульман. Население каждой из таких мусульманских стран, как Египет, Турция, Иран составляет около 70 миллионов человек» [4].
  1. Политический потенциал ислама. Сегодня за продвижение и расширение геополитического пространства ислама выступают экстремистские организации.

В современном мире очень спорным остается вопрос по поводу того, можно ли считать Исламский мир единым субъектом международной политики.

Разная степень социально-экономического развития, отличные геостратегические интересы, конфликты, разная форма «исламизации» общественной жизни приводят к тому, что появляются альтернативные проекты формирования Исламского мира (Исламская восьмерка, Нация Ислама, Лига исламского мира и многие другие). В Исламском мире наблюдаются разрывы в уровнях экономического развития между государствами. Кроме того, существуют и различия в политических системах, в степени секуляризации религии, ее роли в жизни общества, в правовых нормах и институтах. Огромное многообразие этносов и этнических групп в районах распространения ислама предопределяет соперничество, несовпадение интересов между мусульманскими странами.

Однако сегодня мы можем наблюдать тот факт, что все чаще Исламский мир обозначают как единый коллективный субъект международных отношений [5].

Виталий Наумкин в статье «Ислам как коллективный игрок?» [6] выделяет три основных подхода к субъектности ислама в современной системе международных отношений:

  1. Согласно первому подходу Исламский мир выступает в виде единого коллективного актора. Мусульманский мир в данном контексте включает в себя страны с мусульманским большинством, позиционирующие себя как исламские; страны со значительным мусульманским населением и различные объединения мусульманских государств – ОИК, Лига исламского мира, Лига арабских государств и др., национальные мусульманские организации и общины. В рамках этого подхода существует и контр-актор-Запад, или иудео-христианский мир. Как считает В.Наумкин антитеза «Запад – исламский мир» становит-ся все более привычной, и, сами мусульманские игроки являются сторонниками данного подхода (так, военные акции против талибского Афганистана или саддамовского Ирака рассматривались нередко некоторыми исламскими государствами как агрессия против исламского мира).
  2. В рамках второго подхода в качестве самостоятельных акторов выделяются государства и трансна-циональные структуры. Согласно этому подходу существующие различия в позициях позволяют в определенных ситуациях объединяться и выступать в качестве контр-актора по отношению к Западу.
  3. Третий подход, говоря о роли ислама вообще, отрицает какой-либо его привязки к государствен­ным или негосударственным акторам, так как эти акторы в своей деятельности редко руководствуются религией. В рамках данного подхода ислам определяется через понятие «цивилизация», трактуемого как религия. При существующей неоднородности исламский мир все же стремится выступать в качестве единой политической силы. Данная идея базируется на существующей в исламе концепции уммы – сообщества мусульман без этнических и государственных преград (более подробно концепция уммы будет представлена в следующем параграфе).

При существующих противоречиях в мусульманских государствах, неоднородности политических и экономических процессов в них, мы можем наблюдать увеличение тенденции объединения, согласования общих позиций, совместное отстаивание интересов там, где это возможно.

В заключение хотелось бы привести слова В. Попова, которые, на наш взгляд, отражают сложившую-ся ныне тенденцию: «в настоящее время идет процесс самоопределения исламского мира как в чем-то консолидированного субъекта международных отношений» [7].

Исламский мир, несмотря на существую-щие социально-политические и иные различия между странами, имеет тенденцию выступать как единое целое в современных мирополитических процессах.

Данный феномен проявляется непосредственно в деятельности ОИК, где мусульманские государства-члены ОИК, стремятся вырабатывать общие позиции по тем или иным актуальным проблемам современного мирового развития.

  1. Интеллектуально-информационный ресурс. Мусульманские страны имеют различные социально-политические, экономические и культурные условия. Мусульмане, среди которых множество националь-ностей, «на основе общего языка (арабского) на основе единой Книги (Корана) в течение столетий участвовали в создании новой, общей для них культуры, называемой обычно мусульманской, а также мусульманских социально-политических традиций» [8]. Ислам выступает в качестве общей идейной основы культуры и общественного устройства мусульманских стран и регионов, определяет все сферы жизни мусульман, ее специфику. Ислам повлиял на ход социально-политической и культурной истории огромного пространства, простирающегося по странам всех пяти континентов. Достаточно долгий период истории исламское общество представляло собой одну из величайших цивилизаций на земле. Именно мусульмане подарили миру великие открытия в области математики, медицины, географии, астрономии, философии и пр. Все эти ученые внесли огромный вклад в формирование мирового культурного пространства. И сегодня мы можем заметить следы арабского влияния в языки других народов. Что касается информационного ресурса, то надо отметить, что в арабо-мусульманском мире существуют свои крупные телеканалы (Аль-Джазира, АльАраби, Абу-Даб). Эти каналы смотрит мусульманский народ, они пользуются доверием среди населения мусульманских стран. Есть и спутниковые каналы, которые не всегда контролируются властями (египетский спутник Арб-Сат).

Говоря об исламском мире необходимо учитывать высокий потенциал социального взрыва, большой уровень конфликтности в исламских странах.

Очень часто в этих государствах встает вопрос об отделении территорий, получении ими независимо-сти. В качестве примера можно привести деятельность Исламского фронта освобождения Моро (Филиппины, остров Миндано) [9].

Литература

  1. Попов В. Мини-ООН для исламского мира. Россия намерена вступить в ОИК //rg.ru/2003/08/20/MiniOONdlyaislamskogomira.html.
  2. Модестов СА. Геополитика ислама. – М.: Молодая гвардия, 2003. – с. 33-34.
  3. Huntington, Samuel P., The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order, New York, Simon & Schuster, 1996, – 178-179.
  4. Наумкин В. Ислам как коллективный игрок? //intertrends.ru/tenth/004.htm.
  5. Попов В. Исламский фактор в мировой политике. //Азия и Африка сегодня, – №2, 2004, – с. 11.
  6. См. подробнее Наумкин В. Ислам как коллективный игрок? //intertrends.ru/tenth/004.htm.
  7. Попов В. Исламский фактор в мировой политике //Азия и Африка сегодня, – №2, – с. 14.
  8. Сажин В.И. Ислам в новых геополитических условиях. // //ttp://iimes.ru/ras/stat/2004/l5-03-04.htm.
  9. См.подробнее Philippines researches accord with chief Islamic extremists. // International Herald Tribune/ November 16, 2007.

Фамилия автора: Молдахмет Бидас

Источник: https://articlekz.com/article/10958

Ссылка на основную публикацию