Религиозный фанатизм – туризм

Религиозный фанатизм: чем он так опасен?

Содержание:

Должно быть, каждый из нас в жизни сталкивался с проявлениями религиозного фанатизма. По крайней мере, уж точно хорошо знает о нем из новостей или истории. Мы же поговорим о том, существует ли такого рода фанатизм в православии. Как он проявляется и к чему приводит?

Что такое фанатизм на религиозной почве?

Само слово («fanum» в переводе с латинского означает «капище») указывает на языческое, культовое происхождение этого понятия. «Фанатик» переводится как «исступленный» — значит, человек, который «не ведает, что творит», не отдает себе отчета, больной.

Чем же отличается фанатизм на религиозной почве? Во-первых, чрезмерной приверженностью какой-то одной идее, часто искаженной. Во-вторых, отсутствием самокритики, нежеланием посмотреть на себя со стороны, самоуверенностью. И в-третьих, неприятием других взглядов, вплоть до жесткой агрессии.

Религиозный фанатизм как форма нетерпимости к другим отрицает саму религию, к которой он якобы относится. Он является большой разрушительной силой, патологией.

Православие, например, четко учит, что мы должны ненавидеть грех, но любить грешника. Фанатик же все искажает и, движимый ревностью не по разуму, все переносит на конкретную личность.

Здесь уместно будет вспомнить слова Феофана Затворника:

Стоит, однако же, оговориться, что нецерковные люди под этим понятием подразумевают нечто совсем иное. Верующими фанатиками они считают всех, кто ходит в церковь чаще, чем на Пасху и Крещение. На это, конечно же, не стоит обращать внимания.

В чем он проявляется?

Религиозная нетерпимость проявляется, в первую очередь, в том, что одержимый ею человек, будучи уверен только в своей правоте, не способен слышать других.

Свою агрессию он, как правило, выливает на конкретных «ошибающихся» людей. В настоящем православии, мы знаем, все обстоит не так.

Хотя мы и убеждены, что наша вера — единственная истинная, но больше всего Господь учит нас уважать чужую свободу.

Вот почему чаще всего конфликты на религиозной почве разжигают различные секты, каждая из которых любой ценой отстаивает свою правоту. Исламский экстремизм точно так же «духовно» питается от различных исламских сект.

В истории нашей Церкви тоже были такие загадочные объединения религиозных фанатиков, как, например, хлысты и скопцы, придумавшие свое новое, абсолютно чуждое православию вероучение.

Самым же масштабным и трагичным проявлением такого религиозного фанатизма стали старообрядцы. Они ухватились за букву, догмат вероучения и забыли про дух.

Сейчас таких приверженцев одного обряда мы называем обрядоверами. Тогда же люди даже сами сжигали себя заживо, не желая отступить от староотеческой формы исповедания своей веры.

Скольких человеческих жертв это стоило, мы знаем.

Массовые убийства и самоубийства — это крайние, конечно, проявления псевдодуховного фанатизма. В нашей повседневной жизни мы чаще всего сталкиваемся с другими его проявлениями. Например, когда кто-то исступленно начинает навязывать свою веру или же бросается кого-то «спасать», когда сам «погибающий» о том не просит. Все это является тоже ненормальной формой проявления своей религиозности.

Ревность не по разуму

Читать также:

Духовная прелесть: как не переусердствовать в вопросах веры?

В православии для обозначения религиозного фанатизма употребляется еще другое название: «ревность не по рассуждению».

Выражение взято из «Послания к Римлянам святого апостола Павла»: Имеют ревность по Боге, но не по рассуждению (Рим. 10:2). Уже из этих слов видно: истинное христианство призывает трезво, рассудительно относиться ко всему.

Оно не является религией экзальтированных мечтателей.

Это касается всех сфер церковной жизни человека, начиная с определения меры поста и молитвенного правила и заканчивая выбором жизненного пути. Поэтому случаи, когда люди «перемаливаются» или истощают себя голодом до тех пор, пока не попадают в соответствующие лечебные заведения, не являются нормой для православия. По крайней мере, Церковь уж точно этому не учит.

Причины болезни

Конечно, религиозная нетерпимость, как и любая нетерпимость к ближним, является грехом, причем довольно тяжким. Она полностью противоречит одной из двух самых главных заповедей Евангельской проповеди: Возлюби ближнего своего, как самого себя (Мф. 22:39). Как и любой грех, фанатизм в православии имеет своим истоком (или основанием) другие греховные наклонности:

  • гордыню;
  • тщеславие, самолюбование;
  • превозношение над другими;
  • самомнение (или самообольщение);
  • отсутствие самокритики;
  • нерассудительность;
  • самоуверенность и другие.

Также причиной такого рода крайних проявлений нетерпимости к чужим взглядам могут быть различные психические отклонения. Установлено, например, что религиозному фанатизму наиболее подвержены люди определенного психотипа. Как правило, это люди неуравновешенные, экзальтированные, склонные к большим эмоциональным переживаниям, с плоским и ограниченным мировоззрением.

Замечено также, что к конфликтам на религиозной почве зачастую бывают склонны люди, которые в детстве жили в недопонимании, с постоянными страхами по этому поводу.

Во взрослом возрасте такие люди, найдя группку единомышленников, пытаются спрятаться за ней, как за каменной стеной.

Однако заложенное уже в подсознании чувство страха продолжает их мучить, заставляет сражаться со всеми инакомыслящими «до последней капли крови», стараясь защитить свой обретенный якобы «покой».

Лечится ли фанатизм?

Безусловно, через Таинства, существующие в Церкви, любой человеческий грех может быть исцелен. Условие только одно — покаяние.

Но особенностью религиозного фанатизма как раз является то, что человек свою ревность не по разуму не воспринимает как что-то неправильное, искаженное.

Он уверен, что «истина в последней инстанции» принадлежит ему одному, а с другим мнением считаться он не согласен.

В этом и состоит главная трудность исправления религиозного фанатика.

Пока он сам не задумается, не станет смотреть на себя самокритично (или же не произойдет что-то такое, что заставит его посмотреть на себя иначе), любые ваши доводы будут бесполезны.

Переубедить его вы все равно не сможете. Поэтому лучше всего — стараться как-то повлиять на человека при появлении первых признаков зарождающегося заболевания.

В случае же, когда причиной такой одержимости являются серьезные психические отклонения человека, может понадобиться и медицинское вмешательство. Особенно же если такой фанатик несет большую опасность для общества.

Какие могут быть последствия?

Последствия религиозной нетерпимости могут быть самыми ужасными. Фанатизм в православии сам по себе не может пройти бесследно, никому не навредив. Во-первых, он наносит непоправимый урон душе человека, подверженного фанатизму.

В крайнем своем проявлении эта болезнь способна перейти в прелесть. Это такое духовное состояние, в котором верующий, пойманный на бесовский обман, находится в самообольщении, считает себя достигшим какой-то святости.

Вернуть на правильный духовный путь прельщенного практически невозможно.

Во-вторых, такие фанатики изначально настроены на «исправление» окружающих, поэтому частым результатом конфликтов на религиозной почве бывают человеческие жертвы. Яркий пример тому не только современный исламский экстремизм, но и хорошо известные Крестовые походы.

В-третьих, религиозный фанатизм, без сомнения, пагубно сказывается на «имидже» самой религии, под видом которой он скрывается. Понятно, что судить о той или иной вере атеисты будут не по тому, что в ней есть хорошего, а именно по таким неправильным, искаженным ее радикальным проявлениям.

Все это говорит о том, что нам самим нужно быть весьма внимательными, чтобы не заразиться и не впасть в такое пагубное заболевание. А также попытаться оградить от него своих ближних.

Больше о данной проблеме рассказывает протоиерей Дмитрий Смирнов:

Источник: http://megapoisk.com/religioznyj-fanatizm-k-chemu-on-mozhet-privesti

Религиозный фанатизм Религиозный фанатизм это увлечение

Религиозный фанатизм

Религиозный фанатизм – это увлечение религией и ее деятельностью, и стремлением человека сделать из религии культ, вовлечением в нее таких же единомышленников. Основой такого поведения является вера. По мнению экспертов, религиозный фанатизм часто является причиной действий террористов-смертников.

Фанатизм – это психологическое состояние человека, которое заставляет его слепо верить в какую-то идею. Часто фанатик не ограничивается своей личностью и старается навязать ее окружающим. Ученые выделяют несколько видов религиозного фанатизма: • – обрядоверие.

Человек привержен и суеверен по поводу обычаев и верований; • – пуританство. Строгое отношение к правилам повседневной жизни; • – прозелетизм. Навязывание своих намерений окружающим; • – религиозная экспансия.

В этом случае фанатик стремится к неподдельной власти над всем миром с помощью насилия.

Религиозные фанатики – это:

1) человек, который получает истинное наслаждение от своей деятельности, направленное на осуществление определенной идеи

2) человек с заниженной самооценкой, который стремится сотворить в себе кумира

3) человек, который слепо следует за религиозным лидером и желает стать частью его успеха, посвящающий себя полностью религиозному лидеру, и подчиняется его воле

4) человек, который восхваляет только свою идею и убеждение. Все его действия направлены на разрушение посторонней культуры, веры и ценностей. Часто фанатик ведет себя агрессивно по отношению к представителям другой веры

5) человек, которого начинает охватывать всеобщая идея, тем самым, фанатик начинает получать незнакомую силу и энергию. В этом состоянии, он примыкает к всеобщим эмоциям: радости, горю, экстазу и так далее.

Этапы становления фанатика: 1 этап. На данном этапе человек переносит страдания от того, что его/ее жизнь скучна и бесцветна. Человек ищет человека, на которого можно обратить взор, который одевается хорошо, искусный оратор, успешен в том, чем занимается. 2 этап. Человек начинает прислушиваться к речи религиозного лидера.

Он находит в его словах смысл и похожесть своих идей и убеждений. Ему кажется, что его кумир полностью понимает его душу и внутренний мир. 3 этап. Фанатик начинает искать все больше информации о своем кумире. Начинает интересоваться его жизнью, тем, чем он занимается и проповедует. 4 этап. Фанатик начинает идентифицировать себя с кумиром.

Он открывает для себя группу людей, которые имеют такие же идеи, и примыкает к ним.

Что можно сделать, чтобы помочь человеку, охваченному религиозным фанатизмом, как вылечить религиозный фанатизм? В первую очередь, необходимо осознать и принять наличие проблемы и болезни. Фанатик должен понять, насколько отрицательно его увлечение сказывается на окружающих его людях.

Стоит отметить, что если в вопросе наличия у него проблемы фанатик продолжает упорствовать, то мало шансов на исцеление. Но если фанатик признает свое пагубное влияние на других, то это шаг к восстановлению. В вопросе лечения религиозного фанатизма стоит быть очень осторожным.

Предпочтительнее обратиться к специалистам, а не стараться изменить человека самолично.

ПОКА: 3

Источник: http://present5.com/religioznyj-fanatizm-religioznyj-fanatizm-eto-uvlechenie/

Фанатизм – это… Религиозный фанатизм

Эмоционально самодостаточные, уверенные в себе, позитивно настроенные люди живут в гармонии с окружающим миром. Они не нуждаются в отстаивании своей правоты, чего бы она ни касалась.

Спокойно взаимодействуя с другими, они с достоинством несут свою точку зрения, не испытывая потребности в том, чтобы кто-то ее непременно разделил.

Однако в мире представлена и иная категория людей, противоположная описанной выше и именуемая «фанатики».

Фанатизм… Это что такое?

Однако не всякое проявление чрезмерного интереса к чему-либо может характеризовать человека как фанатика. И наоборот.

Фанатизм – это чрезмерное увлечение какой-либо идеей или личностью, выражающееся в посвящении объекту поклонения значительной части своей жизни и ее духовного содержания, а также в непримиримом отстаивании собственного взгляда и навязывании его другим людям, зачастую в агрессивной форме. Данное явление может иметь отношение к чему угодно – морали, знаменитой личности, политическому течению и др. Однако в качестве самой опасной его формы выступает религиозный фанатизм.

Религиозный фанатизм сегодня

В наше время примеры религиозного фанатизма можно найти во всех массовых религиях. Хотя имидж самого агрессивного вероисповедания приобрело мусульманство в связи со значительным количеством террористических актов, от которых содрогаются десятки стран на протяжении уже многих лет. Тем не менее влияние фанатизма может быть весьма губительным и без насилия.

Например, родители-фанатики могут воспитывать своего ребенка вразрез с современными канонами развития и социализации человека. Известны случаи, когда в современных семьях, посещающих религиозные секты, вырастают неграмотные дети, потому что лидеры духовного течения, которому привержены родители ребенка, считают неправильным обучать детей женского пола грамоте.

Католическая церковь резко отрицательно относится к абортам и предохранению от нежелательного зачатия. И хотя общество постепенно выработало довольно толерантное, а иногда и одобрительное отношение к прерыванию беременности, в некоторых странах или их отдельных регионах аборты до сих пор запрещены, что тоже принято считать проявлением религиозного фанатизма.

Иногда крайняя нетерпимость людей не вредит никому, кроме них самих. Например, ярые буддисты не навязывают своей веры окружающим, не спорят, не доказывают правоты.

Их фанатичность проявляется главным образом в глубоком сосредоточении, многочисленных и продолжительных духовных практиках, которые иногда доводят людей до безумия, поскольку испытания, которым они себя подвергают, зачастую немыслимы.

Отношение к фанатизму православной церкви

Православная церковь относится к этому явлению с осуждением и неприятием. Фанатизм – это грех, по мнению православных священнослужителей.

Отсутствие любви ко всем людям, духовная смерть, пустословие без рассуждения не может поощряться православными.

Фанатичные родители, приводящие с собой на службу маленьких детей и не замечающие усталости ребенка, его непонимания и неприятия ситуации, прививают ему не любовь к церкви, а боязнь, раздражение, нежелание приходить туда снова.

Причины фанатизма

Фанатизм – это явление, не возникающее на пустом месте. Как у любого иного отклонения, у него есть причины, которые уходят корнями, как правило, очень глубоко. Фанатичные люди чаще всего агрессивны, озлоблены, не понимают и не принимают чужую точку зрения.

Иногда они становятся частью какой-либо общности, преданно следуют ее догматам и стараются перенести свой взгляд на веру на ближайший круг общения.

А существует и иная категория фанатиков – лидеры, которые не только разделяют и следуют привлекательной для них философии или религии, но посредством ярких, харизматичных действий вовлекают в нее большое количество людей, не исчерпывающееся кругом родных и близких.

И если первые при этом являются в целом безобидными носителями назойливой информации, то вторые представляют крайне серьезную угрозу обществу.Ежедневно десятки и сотни людей вовлекаются в жизнь сект неизвестного происхождения, отворачиваются от своих семей, тратят огромные суммы денег на поддержание и развитие близкой по духу общности, теряют самих себя в стремлении следовать постулатам, которые нашли живой отклик в их душах благодаря харизме, уверенности и ораторскому искусству лидера.

Читайте также:  Города луанг-прабанг и вьентьян - путешествие по лаосу в декабре

Способы борьбы с религиозным фанатизмом

Жизнь не стоит на месте, большинство государств современного мира являются светскими. Несмотря на весьма почтительное отношение к религии, любая держава, как правило, не заинтересована в экстремальных проявлениях религиозности.

Какие же меры предпринимаются в различных странах для минимизации проявления фанатизма среди верующих? В некоторых азиатских странах за последние двадцать-двадцать пять лет было введено много запретов относительно ношения культовой одежды для обычных людей, не имеющих отношения к священнослужению.

Иногда подобные запреты вызваны не столько борьбой с неистовыми фанатиками, сколько соображениями безопасности. Например, несколько лет назад Франция пошла по пути запрета ношения хиджабов. При этом данное решение стоило стране немало, учитывая непримиримое отношение мусульман к вопросам одеяния.

Очень много усилий, направленных на борьбу с религиозным фанатизмом, предпринимается в сфере образования. Детям стараются дать возможность выбора и защищают их неокрепшее сознание от натиска подкованных религиозных фанатиков. Во многих странах законодательно запрещается деятельность определенных организаций, имеющих основанную на религии идеологию.

Национальный фанатизм

Не менее страшен, разрушителен и безжалостен национальный фанатизм.

Это ревностное поклонение исключительному превосходству той или иной нации или расы испещрило всемирную историю множеством примеров кровопролитных противостояний.

Одним из самых ярких проявлений национального фанатизма стала идея Альфреда Плётца о делении всех людей на высшую и низшую расы, которая впоследствии положила начало Второй мировой войне.

Еще один пример – «Ку-клукс-клан», организация, насчитывавшая огромное количество людей, ненавидевших, глубоко презиравших чернокожих.Ожесточение членов ККК привело к немыслимому количеству жертв, погибших от изощренной жестокости фанатиков. Отголоски деятельности этой организации периодически слышатся и в настоящее время.

Психологическая природа фанатизма

У фанатизма, развивающегося в крупных масштабах, как правило, есть причины общественного или политического характера. Экстремальное проявление веры всегда выгодно кому-то, кроме неистовых приверженцев.

Но что же делает таковым конкретного человека? Почему один становится фанатиком, а другой, несмотря ни на что, продолжает идти по своему жизненному пути, не реагируя на чужое мнение и религиозные догматы.

Как правило, причины становления настоящего фанатика корнями уходят в детство. Чаще всего фанатики – это люди, с ранних лет привыкшие жить в страхе и недопонимании.

Ошибки в воспитании, допущенные их родителями, в осознанном возрасте оборачиваются желанием примкнуть к какой-то группе и стать ее частью, дабы почувствовать безопасность и уверенность.

Однако человек не может обрести спокойствие лишь потому, что нашлись люди со схожими взглядами.

Он будет продолжать переживать, беспокоиться, искать угрозу в любом проявлении инакомыслия, сражаться с ветряными мельницами, убеждая всех и вся в том, что его правда – первая. Так проявляет себя фанатизм. Что это значит? Всякий, кто думает иначе, создает угрозу его с трудом обретенному покою. Поэтому взаимодействие с фанатиком дается не так просто.

Как справиться с проявлениями фанатизма у близкого человека

Фанатизм… Это что такое? Что делать, если в числе фанатиков оказался близкий вам человек? Любые проявления крайней нетерпимости и слепого поклонения, будь то самоотверженная любовь к звезде, или агрессивное желание во что бы то ни стало разделить свою веру с другими людьми – признаки нездоровой психики.

По мнению многих исследователей, фанатизм – это болезнь. Родным и близким такого человека следует со всей серьезностью подойти к решению подобного рода проблем.

И если исправить ошибки, допущенные много лет назад, уже невозможно, то поддержка, понимание, устранение причин для страхов и беспокойств, своевременное обращение к психологам, побуждение к саморазвитию и укреплению психики помогут преодолеть это явление.

Источник: https://autogear.ru/article/232/170/fanatizm—eto-religioznyiy-fanatizm/

Лысак И.В., Рыбкина Ю.А. Религиозный туризм как фактор межконфессионального диалога в XXI веке

Лысак Ирина Витальевна1, Рыбкина Юлия Алексеевна2
1Южный федеральный университет, доктор философских наук, профессор
2Южный федеральный университет, студент

Lysak Irina Vitalevna1, Rybkina Yuliya Alekseevna2
1Southern Federal University, doctor of Philosophical Sciences, Professor
2Southern Federal University, student

Библиографическая ссылка на статью:
Лысак И.В., Рыбкина Ю.А. Религиозный туризм как фактор межконфессионального диалога в XXI веке // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/12/13498 (дата обращения: 25.09.2018).

В последнее время не только в научных кругах, но и в обществе все чаще поднимается тема межкультурного и межконфессионального диалога.

И это не случайно, ведь благодаря развитию средств массовой информации люди получили, с одной стороны, возможность воочию увидеть непохожесть своей культуры на иные, а, с другой стороны, те же СМИ навязывают всему миру сомнительные «глобальные ценности», зачастую подменяемые стандартизированными «ценностями» массовой культуры.

Подлинный межкультурный и межконфессиональный диалог существенного затрудняет наблюдающийся в настоящее время процесс вестернизации, основным содержанием которого является изменение существующей системы ценностей путем навязывания так называемых «западных», а на деле – потребительских ценностей, успешно осуществляющееся с использованием средств массовой информации, киноиндустрии, шоу-бизнеса. Вестернизация опасна не столько тем, что навязывает новые моральные и жизненные образцы, сколько тем, что искусственно разрушает существующие идентичности, в том числе и религиозную. Следствием указанных выше явлений становится рост в обществе конфронтационности, распространение религиозного экстремизма, ксенофобии и этнонационализма. Помочь преодолеть эти негативные тенденции может религиозный туризм, позволяющий познакомится с многообразием религиозных верований на планете Земля и лучше понять представителей иных религиозных конфессий.

https://www.youtube.com/watch?v=zV0HzRmoLO0

Следует отметить, что негативное воздействие на межконфессиональный диалог в настоящее время оказывает также сознательное формирование в западном обществе исламофобии, затрудняющей взаимодействие с исламскими странами и мусульманами. Все чаще в странах Запада употребляется термин «исламизация общества», причем в его негативной интерпретации.

Часто связывают с исламом и экстремизм (называемый фундаментализмом), в то время как он носит политический, а не религиозный характер. Ислам, освобожденный от политических пристрастий, весьма терпим, гибок и современен, однако об этом в неисламских странах мало кто знает.

Мировое сообщество почти не знакомо и с различными формами ислама, а ведь ислам далеко не однороден. В ряде стран национальные традиции, не связанные с исламскими канонами, накладывают сильный отпечаток на мусульманские нормы. Фундаментализм проистекает из этнических и политических традиций отдельных стран и не присущ самому исламу как религии.

Как справедливо отметил в своем выступлении на VII Международных Лихачевских научных чтениях специальный представитель премьер-министра Исламской Республики Пакистан Р.Х. Кохар, «устранение ошибочных представлений об исламе, его доктрине и традициях является ключевой задачей для искреннего, конструктивного, нацеленного на результат диалога» [1, с.

 62]. Решению этой задачи также может способствовать развитие религиозного туризма.

Знакомство с исламской культурой жизненно необходимо современной Европе и потому, что ислам все активнее входит в ее жизнь уже не только через внешние контакты, но и через внутренние демографические процессы.

Франция и Германия, где численность мусульманского населения неуклонно растет, вынуждены всерьез задуматься о межконфессиональном диалоге и способах соединения демократических, либеральных традиций с исламскими ценностями.

Указанные выше факторы также показывают необходимость развития религиозного туризма, способного стать фактором межконфессионального диалога.

Важно учитывать, что подлинный межкультурный и межконфессиональный диалог предполагает активное взаимодействие равноправных субъектов, основанное на стремлении к пониманию взглядов, идей, позиций, отличных от собственных.

Методология взаимодействия культур, в том числе межкультурного, межконфессионального диалога была детально разработана в трудах М. Бахтина. Диалог, по М. Бахтину, – это взаимопонимание сторон, участвующих в этом процессе, и в то же время сохранение своего мнения, своих позиций.

«Чужая культура только в глазах другой культуры раскрывает себя полнее и глубже… Один смысл раскрывает свои глубины, встретившись и соприкоснувшись с другим, чужим смыслом…, между ними начинается как бы диалог, который преодолевает замкнутость и односторонность этих смыслов, этих культур… При такой диалогической встрече двух культур они не сливаются и не смешиваются, но они взаимно обогащаются» [2, с. 354].

Отправной точкой к началу межкультурного и межконфессионального диалога служит интерес, а интерес возникает тогда, когда мы видим нечто необычное, непривычное, привлекающее нас именно непохожестью на то, что окружает нас в повседневной жизни. Интерес вызывает желание больше узнать о вызвавшем его объекте, понять его специфику, обогатив, таким образом, собственное миропонимание.

В связи с этим следует обратить особое внимание на развитие религиозного туризма, отправной точкой для которого служит интерес к представителям иных конфессий, их духовным и художественным ценностям, традициям и обычаям.

Возникая на основе подлинного интереса к представителям иных социокультурных общностей, религиозный туризм способствующего развитию веротерпимости, толерантности, подлинному взаимопониманию и взаимообогащению различных культур.

Следует различать собственно религиозный туризм экскурсионно-познавательной направленности и паломнический туризм, то есть поездки верующих с паломническими целями в места, считающиеся священными у представителей данной конфессии.

Как правило, паломнические поездки связаны с идеей духовного и нравственного совершенствования, с преодолением трудностей, выполнением добровольно взятых на себя обязательств. В отличие от паломничества религиозный туризм имеет, прежде всего, познавательную направленность.

Местами путешествий в данном случае становятся культовые сооружения иных конфессий, а целью туристических поездок является знакомство с инокультурными ценностями, с культовой практикой, традициями представителей иной религиозной конфессии, с духовным наследием посещаемых регионов.

Объектом интереса становятся памятники как современных, так и ушедших в прошлое религий, музейные экспозиции с экспонатами, связанными с различными верованиями, произведения искусства, связанные с культовой практикой. Привлекает туристов также участие в религиозных праздниках и церемониях в качестве зрителей.

Религиозный туризм позволяет познакомиться с историей религий и мест, священных у верующих, с религиозной архитектурой и искусством. Впечатления, полученные во время экскурсий, часто усиливают первоначальный интерес, побуждают к более глубокому знакомству с религиозными ценностями, а также историей и культурой региона. Лучше познав ценности представителей иной религии, люди глубже осознают, что между ними гораздо больше общего, чем различий.

Развитие религиозного туризма способствует взаимопониманию представителей различных конфессий, что ведет к снижению социальной напряженности, укреплению стабильности и росту взаимопонимания. Помимо этого, развитие религиозного туризма способствует и экономическому подъему регионов, в которых располагаются объекты, привлекательные для туристов.

Итак в начале ХХI века религиозный туризм следует рассматривать в качестве одного из значимых факторов межконфессионального и межкультурного диалога, способствующего формированию уважительного отношения к инокультурным традициям, создающего обстановку доверия и взаимного уважения межу народами.

Библиографический список

  1. Кохар Р.Х. Межцивилизационный диалог // Диалог культур и цивилизаций в глобальном мире: VII Международные Лихачевские научные чтения. СПб., 2007.
  2. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1986.

Количество просмотров публикации: Please wait

Источник: http://human.snauka.ru/2015/12/13498

Религиовед: религиозного фанатизма в Абхазии не было и не будет

Гость программы “Такие обстоятельства” на радио Sputnik Абхазия во Всемирный день религии религиовед, доцент АГУ Мзия Квициния. Беседовала Лиана Эбжноу.

– Говорить мы будем о месте религии в жизни абхазского общества и абхазского государства, но предлагаю начать интервью с истории. Когда, в какие времена и какую именно роль выполняла религия в Абхазии?

– Религия для абхазского народа и всех народов, проживающих на нашей территории, всегда играла важную роль. Иногда были и такие периоды, когда она играла исключительно позитивную, иногда даже негативную, к сожалению, роль, если вспомним период махаджирства.

Немного забегая вперед, хочу сказать, что один из аргументов в колониальной политике Российской Империи был именно религиозный вопрос. Депортация части абхазов в Османскую Империю по религиозному признаку – по принадлежности к исламу и по симпатиям Оттоманской Порты.

Можно сказать, что абхазы никогда не отличались религиозной нетерпимостью, они всегда были веротерпимы. И сегодня тоже.

Даже в условиях канонического противостояния или разногласия между представителями православной церкови мы проявляем терпимость друг к другу, терпимость к носителям других религий. Абхазы всегда ценили и ценят своего бога – Анцва (Анцәа – Бог, ред.

), и весь тот пантеон, который еще сохранился в сознании и в поведении этноса. Не бывает дня, когда мы не произносим молитву к Богу.

Мы можем его представить в виде христианского Бога, в виде Аллаха, и можем его представить как своего родного – этнического, генетического, можно сказать.

– Хочется, чтобы вы поподробнее поразмышляли на вопросом, как происходило принятие новой религии у абхазов?

– Принятие любой религии у абхазов не было значимым и судьбоносным моментом.

К примеру, в VI веке принятие абазской знатью православия византийского было сопряжено и с дипломатией Византии по отношению к абазгам, но и к тому, что это было приемлемо в той исторической ситуации, которая тогда сложилась.

Всем известно, что были такие негативные моменты, когда византийское военное присутствие здесь приводило к миграции абазских мальчиков, к использованию совершенно негативных обрядов по отношению к ним.

Принятие православия привело к тому, что смягчились нравы, стали складываться более созвучные народу традиции, и, конечно же, храмы, которые стали строиться, как очаги культуры, просвещения, сплочения этносов: апсилов, абазгов, санигов в единую этническую народность.

Мы должны подчеркивать, что в конце VIII века сложилась абхазская народность – апсуаа. Но этому формированию способствовал факт, что мы приняли православие, объединяющее эти этносы.

Мы могли общаться и понимать друг друга даже в той не сформировавшейся коммуникационной, инфраструктурной системе, именно в тех храмах, памятниках культуры, которые сегодня украшают нашу территорию.

© Sputnik

– Мзия Багратовна, известно, принимая православие или ислам абхазы всегда оставались и остаются приверженцами, прежде всего, традиционной религии, языческой. Чем это объясняется?

– Я бы хотела уточнить вопрос. Термин “язычество”, к сожалению, вошел в наш лексикон и прочно утвердился, его нужно заменять термином “традиционное верование”. Язычник – приверженец иной религии, иного языка. Тот есть, этот термин привнесен к нам со стороны русской православной традиции.

Для русской традиции язычник это и магометанин, и буддист, приверженец любой другой религии. Мы из времен протохатских, далеких времен, всегда в устах отмечаем поклонение своему традиционному богу.  Это традиционное верование. Прекрасно уживается с нашим “Апсуара” (кодекс чести у абхазов — ред.), потому что это является частью “Апсуара”.

Он (абхазский бог, ред.) может быть заменен и Иисусом, и Аллахом, они прекрасно сосуществуют, потому что вера идет из глубин уши, изнутри, из веков. И если есть созвучные ей иные компоненты иной религии, допустим, не традиционной, она начинает вбирать в себя эти компоненты. Можно сказать, присутствует прагматизм в поведении и в мышлении.

Этническое сознание способствует этому мирососуществованию этих компонентов.

История так сложилась, что для абхазов всегда была важна сама личность собеседника, не столько его верование, потому что он уважал его веру и к себе требовал уважения.

Это создавало толерантное отношение к нам и со стороны иных представителей религии. В истории не зафиксировано религиозных столкновений здесь.

Читайте также:  Канайма - национальный парк венесуэлы около водопада анхель

Если кто-либо пытается извне создать такую ситуацию, срабатывают механизмы защиты в поведенческой культуре этноса.

– Фанатизма религиозного здесь никогда не было?

– Не было и не будет. Если кто-то пожелает создать искусственно, у него ничего не получится. Потому что есть понимание важности этого отношения.

© Sputnik Леон Гуния

– Отмечаете ли вы какие-то проблемы в вопросах религии в Абхазии сегодня?

– Да, есть проблемы, безусловно. Это проблемы организационно-просветительского характера. Нам бы хотелось, чтобы религиозное учение с точки зрения истории, с точки зрения нравственных основ преподавалось бы и учащимся, были бы такие факультативы, семинары в просветительском смысле.

Чем больше общество впитывает в себя основы культур на универсале и религии, тем более в нашем обществе сочетаются исламские и христианские ценности. Уникально, но сочетаются. Мы бы повлияли не только на поведенческую культуру в нравственном смысле, но и на правовую культуру общества, это улучшило бы качество общения.

Это бы не просто сплотило бы этносы, создало бы благоприятный нравственный климат, соответствующий демократическому государству в самом лучшем его понимании.

– Удачных примеров сосуществования религий много в мире?

– Мало, но есть места, которые умиляют в этом отношении. К примеру, государство Сингапур, в котором сочетаются все мировые религии, и течения, которые исходят даже от индуизма. И в Европе есть такие примеры. Хотя излишняя толерантность мешает Европе.

– Что касается религиозных сект. У нас запрещена секта свидетелей Иеговы. В этом вопросе как обстоят дела сегодня?

– Сегодня существует Экспертный совет по вопросам религии в министерстве юстиции. Я член этого совета. Могу сказать, что мы фиксируем определенные шаги деятельности этих религиозных организаций. Некоторые довольно лояльно относятся к нашим законам, устоям, они зарегистрированы. Что касается свидетелей Иеговы, отмечается факт некой активизации этой секты в их просветительной деятельности.

Мы часто наблюдаем, как настойчиво они внедряют свои взгляды. Есть, конечно, в учении свидетелей те моменты, которые могут быть приняты — это общепринятые, нравственные, моральные основы христианства, но неприемлемы методы, которыми делается это, и тот тезис, что нам нужно быть миротворцами во всем, даже если на нас совершаются сатанинские, как они утверждают, шаги со стороны не приятелей.

Абхазия в политическом отношении, к сожалению, находится в неустойчивом положении. Мне кажется, следует более интенсивно вести работу в этом направлении. Данная религиозная организация в Российской Федерации уже считается запрещенной, потому что она действительно преследует политические цели.

Мировоззренческая безопасность — это и есть основа социальной, государственной безопасности. Если наша молодежь будет считать, то она не обязана защищать Родину, не обязана чтить Конституцию, соблюдать ее нормы, мы всегда будем под угрозой. Я не говорю относительно возможной агрессии.

Наша национальная культура может быть под угрозой.

– Как давно вы углубленно занимаетесь вопросами религии? И почему вообще вы стали изучать ее?

–  Занимаюсь я религией давно. Это моя узкая специализация. Защитилась я в 1986 году именно по вопросам истории религии. Тогда эта специальность стала в Советском Союзе шифроваться. Но и тогда мы говорили о свидетелях Иеговы, и тогда были даже судебные процессы. Эта работа она неиссякаема.

Даже читая курс лекций в магистратуре на историческом факультете нашего университета, я всегда убеждаюсь в одном – это то необъятное, которое сложно объять. Мы пытаемся просветить нашу молодежь. Именно в этом вопросе нам нужны специалисты.

Чтобы уметь защищать себя, чтобы выстраивать правильные взгляды относительно нашей традиционной культуры. Мы можем сохраниться как традиционалисты с одной стороны, но и развиваться в этом информационном обществе. Таких примеров много, можем привести Японию, развивающийся Китай.

Безусловно, им ничего не мешает быть такими же верными Конфуцию и соблюдать синто буддистские традиции. И мы так можем.

Источник: https://sputnik-abkhazia.ru/interview/20180121/1022953828/religioved-religioznogo-fanatizma-v-abxazii-ne-bylo-i-ne-budet.html

Проблемы формирования умений антипропаганды в туристском образовании (в частности, в религиозном туризме)

В последнее время профессиональное туристское образование и сфера туризма сталкиваются со множеством проблем. Среди них следующие: глобализация, рост конкуренции, распространение новых технологий, развитие сферы туризма, культуры и отдыха.

Профессиональному туристскому образованию приходится одновременно взаимодействовать со взаимосвязанными процессами глобализации и стремительного технологического процесса. Вследствие этих процессов знания быстро устаревают, а умения и навыки, необходимые в туристкой деятельности, требуют постоянного обновления.

Глобализация ставит новые проблемы перед туристским образованием. Например, рост туристских потоков предполагает наличие единых профессиональных квалификаций туристкой деятельности, т. е. знание языка, культуры, экономики, правовой и социальной систем стран партнёров, соблюдение единых технологических и гуманитарных норм.

В связи с этим, одной из главных задач является прогнозирование концепций и тенденций развития туризма, без которых невозможно обосновать содержание и объёмы необходимых знаний, умений и компетенций, которые будут востребованы практикой туризма и обеспечат его развитие.

В наше время, активно развивается такая отрасль туризма, как религиозный туризм. Посещение святых мест издавна представляло собой одну из наиболее важных и почитаемых традиций русского народа неразрывно связанную с самой сущностью православного вероучения.

Однако, в годы советской власти путешествие к святым местам стало скорее носить познавательный, а не сакральный смысл. Множество культовых сооружений было перепрофилировано под музеи, концертные залы и т. п.

, и следовательно они стали выступать не как объекты поклонения, а как объекты туризма.

В настоящее время смысл и назначение многих культурных объектов приобретает свой изначальный смысл, они становятся объектами поклонения объектами познания. Следовательно религиозные ценности — это часть культурного наследия и объекты туризма.

Необходимо отметить, что религиозный туризм играет большую роль в системе международного и внутреннего туризма. Люди отправляются в паломнические и экскурсионные поездки по святым местам и религиозным центрам.

Они стремятся принять участие в религиозных церемониях, помолиться, совершить жертвоприношение. Религия влияет на формирование самосознания и стереотипов поведения людей.

Она выступает элементов общественной системы и во многих случаях — одним из важнейших.

Религиозный туризм является составной частью современной индустрии туризма. У него есть свои разновидности: паломничество и познавательные туры религиозной направленности.

Объектами привлечения религиозных туристов являются святые места и центра религий. Поездки туда могут быть обусловлены культовыми актами, праздниками, фестивалями, проходящими в определённое время года.

При международных поездках туристам пройти таможенные, валютные, визовые и другие формальности.

На российском рынке туризма уже сформировались фирмы, занимающиеся практической организацией поездок паломников и экскурсантов и специализирующиеся на предоставлении услуг в области религиозного туризма.

Для работников фирм, которые занимаются исключительно религиозным туризмом, одни из главных критериев является хорошее профессиональное образование.

Закончив Высшее Учебное Заведение и получив профессиональное туристское образование, выпускник будет иметь все необходимые умения, навыки для успешной профессиональной деятельности.

Но, на наш взгляд, для успешной работы в сфере религиозного туризма будущем специалистам следует пройти курс, который на данный момент либо совсем отсутствует, либо представлен в малом объёме.

Предлагаемый курс обучения связан с тематикой религиозной безопасностью. В частности, сделать упор на такие вопросы, как религиозный экстремизм и деятельность деструктивных религиозных организаций.

Деятельность деструктивных организаций в нашей стране обсуждается и анализируется уже не первое десятилетие, число «членов организаций» постоянно растет (по последним данным: около 5 миллионов на территории СНГ) — но не было ни одного крупного судебного разбирательства, ни одного вынесения приговора (именно за деятельность культа или секты, а не за сексуальное или другое насилие, мошенничество и т. д.) и это печально. Одной из причин можно назвать неэффективное распространение информации о деятельности «организаций» среди «жертв» и заинтересованных групп общества. Что мешает распространению информации о деструктивной деятельности сект и культов? Купленные ими СМИ, политики, спецслужбы или низкая активность населения по регулированию общественной жизни? Нет, к сожалению — главная проблема в том, что обсуждение, анализ и использование информации о сектах ведется неэффективно и главное с грубыми ошибками.

Власть и общество в России склонны недооценивать на сегодняшний день масштаб и опасность распространения тоталитарных сект, и, кроме того, для многих государственных и общественных деятелей с демократическим правовым сознанием представляется неправомерным ущемление прав и свобод личности, которое якобы может иметь место в случае организации противодействия тоталитарным сектам.

Такая ошибочная «ультралиберальная» позиция приводит к тому, что ежедневно все новые и новые молодые люди становятся членами сект, использующих для привлечения адептов сознательный обман и изощренные психотехнологические приемы. Демократическая же власть вместо того, чтобы эффективно защищать личность и общество, самоустраняется и саморазоружается перед лицом этой ползучей угрозы.

При этом в странах развитой демократии, таких как Германия и Франция, эту опасность давно осознали и успешно противостоят деятельности целого ряда международных религиозных организаций, таких как, например, 'Церковь саентологии' или 'Церковь объединения Муна'.

Но многие страны в мире понимают: взрывы в Нью-Йорке, как и ранее совершенные провокации в токийском метро сектой 'Аум Синрике' показали, что само существование 'школ фанатизма', какими являются тоталитарные секты (к которым, безусловно, относятся и радикальные реформистские исламские организации) является угрозой национальной безопасности для всех демократических стран, в том числе и для России. Будем надеяться, что в скором времени, настанет новый этап в развитии международного сотрудничества, предусматривающий организацию противодействия не только непосредственно террористическим организациям, но и контроль за той 'питательной средой' из которой вырастает терроризм, будь то молодежные экстремистские организации, подпольные политические группировки или тоталитарные религиозные и псевдорелигиозные организации.

Мы можем сделать вывод: безопасность туристов, их благополучие, а также поддержание высокого качества обслуживания в местах туристского назначения нельзя рассматривать в отрыве от других общественных или национальных интересов принимающей страны и окружающей среды в целом.

При разработке и проведении в жизнь норм безопасности для сферы туризма и защиты туристов интересы тех, кто посещает и принимает, должны быть взаимно гармонизированы.

Поэтому следует сказать о том, что обеспечение качества услуг и безопасности в туризме осуществляется на различных уровнях, включающих в себя: туристские предприятия; администрация туристских центров; местные власти; национальные органы по туризму и центральные власти государств; международные организации и межгосударственные органы. Каждый из этих уровней должен вносить свой вклад в туризм.

В нашей стране безопасность и качество туристических услуг только стремятся к мировым стандартам.

Существуют так называемые «жемчужины» или исключения из правил, где соблюдается и безопасность и качество услуг, но таких мало. В последние время катализатором такого соблюдения правил и качества стал, как это ни странно, сам президент России В. В. Путин.

Тому есть примеры: поселок — Банный, что под Магнитогорском, забытый всеми горнолыжный комплекс (советских построек), после посещения президента (но и вложения средств) был превращен в современный горнолыжный курорт. В пределах нашего региона во время САММИТа был срочно реконструирован санаторий «Волжский утес».

Примером так же может служить город Сочи — место проведения Олимпиады 2014 года.

Культурно-исторический, природный потенциал страны огромен, и при правильной постановке маркетинговой работы, а также совершенствовании и развитии туристской инфраструктуры количество иностранных туристов, прибывающих в нашу страну, может значительно вырасти.

Помимо вышесказанного надо заметить, что в последнее время в туризме возникает религиозный аспект безопасности. Этот аспект играет главную роль не только в сфере религиозного туризма и паломничества, но и в обычной сфере туризма.

Религиозный туризм — наиболее опасен в данной ситуации. Любое паломничество к святым местам — лучший повод для сект совершить религиозный теракт. Празднование Пасхи у христиан в Иерусалиме, паломничество мусульман в Мекку — только представьте, что может произойти, если радикальная группа религиозных фанатиков решить совершить теракт.

Большинство турфирм никогда не учитывали эти моменты, думая о безопасности своих клиентов. Туроператоры учитывают многие меры предосторожности, обходя данный аспект.

Это может говорить о малой компетентности в вопросе религиозной безопасности, с другой стороны нежеланием заострят вопрос.

Наш взгляд на данную проблему — будущих менеджеров туризма, а также уже получивших высшее туристское образование, следует обучить религиозным аспектам безопасности.

Данный факультативный курс, который планируется разработать и внедрить, будет полезен не только специалистам туристского профиля, но и другим людям разных профессий.

Суть программы в том, что бы дать знания о реальный религиозной ситуации в стране, социально — психологических аспектах деятельности экстремистских религиозных организаций; может помочь в освоению черт личности, необходимых для безопасного поведения при социально опасных ситуаций, связанных с проявлением религиозного экстремизма и т. д.

Литература:

  1. Карьенов С. Р. Организационно — методические аспекты подготовки обучающихся к опасным и экстремальным ситуациям //Основы безопасности жизнедеятельности. — 2004. — № 2. — С.33–37.

  2. Квартальнов В. А. Туризм: история и современность: Избр. произведения: Кн. первая: Туризм — феномен ХХ века. — М.: Финансы и статистика, 2002.

  3. О противодействии экстремистской деятельности: Федеральный закон // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30.

  4. Сухов А. Н. Социальная психология безопасности: Учеб. Пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2002.

Источник: https://moluch.ru/archive/50/6300/

Исповедь религиозного фанатика

Я всегда был уверен: уж фанатиком человеку с моим интеллектом не стать. Когда меня называют фанатиком за то, что вместо одного раза на неделе сходил в церковь два, думаешь: побольше бы мне такого «фанатизма».

А тут на одном православном форуме затронули тему фанатизма, и кто-то привел оригинальное толкование неизвестного священника. По его мнению, фанатик – тот, кто думает: «Все погибнут, я один спасусь». А православный думает иначе: «Заповеди – для меня одного, а остальных Господь помилует».

Если так, у меня заметные признаки фанатизма. Идя по улице, я вижу только погибающих. Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди (Лк. 18:10). Встречаю хорошего человека и тут же принижаю его в своих глазах: может ли он быть хорошим, если отвергает Христа? Православных ведь не так много вокруг. Да и среди них многие отпугивают меня неканоничностью своего православия.

Друзей остается все меньше. Что они могут сказать мне мудрого или нового?

Единственный смысл – если кто обличит. Один вот сказал не так давно: «Ты в последнее время сделался ужасно отвратительным типом. С тобой стало невозможно общаться».

Он, наверное, имел в виду то чувство превосходства, с которым я громлю его буддистско-индуистские рассуждения и заявляю, что истина только в Православии. Таких откровенных людей очень мало.

Читайте также:  Зимбабве - отдых карта флаг климат республики зимбабве

А что касается этого друга – я же не могу согласиться с тем, что индуизм – просто другой путь к истине, равнозначный христианству? Добрый он парень, но куда пойдет с такими рассуждениями?

Стало быть, я фанатик.

И только я обнаружил в себе фанатизм – со мной практически одновременно произошло несколько событий.

Первое. Я откликнулся на повешенное в нашем храме объявление с призывом сдавать кровь для маленьких пациентов одной детской больницы. Кровь сдал.

Пришла мысль сделать статью об этой инициативной группе, которая развешивает объявления, пишет о детях в газеты, поддерживает сайт, принимает сотни донорских звонков и в итоге бесперебойно обеспечивает гематологическое отделение, где дети больны лейкозами и кровь им нужна каждый день. Пример в нашем немилосердном обществе тем более поучительный, что подают его, как всегда, православные.

Сказано сделано. Пришел в отделение гематологии, пообщался с мамами, пофотографировал их детей. Перед лицом смерти все становятся лучше – и дети, и их мамы, живущие при отделении, и ты, даже глядя на все это сквозь объектив.

Многие люди показались мне почти святыми. В том числе и те, о ком я решил написать. Все молодые, самоотверженные.

Видно, что они стали членами единой семьи, в которой все мамы – как сестры, а дети, стало быть, племяши, в том числе и донорам.

И дело их Бог благословил явными чудесами. Во-первых, Он независимо друг от друга вложил желание помочь больнице двум девушкам, трудившимся в одной коммерческой фирме – Тане и Лене.

Во-вторых, Он дал этим девушкам, никогда не писавшим, поразительный дар слова и помог им со жгучими по силе очерками о детях пробиться буквально во все многотиражные московские издания.

В те самые – желтые, коммерческие, которые и в храм, говорят, нельзя вносить.

Но вот неожиданность. Оказалось, Таня – атеистка, Лена – католичка. Объявления в храмах развешивает их православный помощник Саша, но локомотивом доброго дела пока еще являются эти две «инославные».

Какие, по святым отцам, должны быть мотивы добрых дел? Или во исполнение воли Божией, или для воспитания в себе милосердия. А у этих девушек – жалость к детям и желание устранить несправедливость судьбы по отношению к ним.

Жалость – это прекрасно, но насчет справедливости это, понятное дело, ошибка, нельзя обвинять Бога в несправедливости и воображать, что ты милосерднее Его. Об этом я не постеснялся сказать моим героиням. Интервью переросло в спор.

Вроде и правильно говорил, но на душе становилось все тяжелее …

Второе. Желая избавиться от некоторых прочитанных мною православных книг (по принципу «На Тебе, Боже, что мне не гоже»), я через интернет нашел в Риге Виктора, который занимается миссионерской работой с заключенными. Передал книги, общение продолжилось по электронной почте.

Правда, тон Виктора показался мне каким-то немного восторженным, не православным. Копнул глубже. Оказалось, православный, причем в Церкви почти столько лет, сколько я на земле. Но с отклонениями. Вместо того, чтобы опираться во всем на святых отцов, превыше всего ставит Ветхий Завет на основании откровения, лично ему данного Богом.

Сами понимаете – явная прелесть, о чем я ему вскоре и объявил. А так как он сопротивлялся, не желал принимать моих намеков, я с каждым письмом становился все непримиримее. А он, хотя и упорствовал, но оставался со мной терпелив и доброжелателен.

И ведь, в конце концов, я только отдал ненужное, а он тратит время и силы на помощь тем, кому она так нужна. Переписка все тяжелее ложилась на совесть …

Спор по электронной почте с Таней, оказавшейся с родителями в Америке, происходил в то же время.

Каждое утро я включал компьютер, читал полные заблуждений письма этих двоих людей и отправлял им свои вразумления, стараясь казаться как можно терпимее. (Надеюсь, вы улавливаете печальную иронию моих слов.

) Но вопрос, которым Бог стучал в мое сердце, проявлялся все очевиднее. Почему при внешней правоте совесть обличает меня?

Третье открытие я вызвал уже сознательно. История вообще-то началась несколько лет назад, когда я решил поделиться своими обширными знаниями о духовной жизни (к счастью, выраженными не мной) с человечеством – путем создания сайта в интернете. Сами-то знания есть, но для их оформления нужны программисты.

Разместил там же, в интернете, объявление: «Приглашаем на безвозмездной основе желающих помочь в создании православного сайта». Отозвалось человек десять. По ходу переговоров все как-то сами собой отсеялись, остались только двое, которые пришли явно по Божьему промыслу. Потому что они, хотя и откликнулись независимо друг от друга, оказались родными братом и сестрой.

Валерий сделал базу данных, Ольга взяла на себя текущую работу по обновлениям.

Сайт получился – православнее не бывает. На создание благословил иеромонах Троице-Сергиевой лавры, уже после создания пришли благословения от нескольких священников, которым очень понравилось.

Мы заранее отказались даже от новостей о церковной жизни как от вещей суетных, отвлекающих от молитвы и борьбы со страстями. И, как и положено православному сайту, на нем присутствовал раздел «Спасутся ли иноверные».

Разумеется, с отрицательным ответом, подтвержденным святыми отцами.

Божий промысел относительно моих товарищей, сотрудников в работе над сайтом, подтвердился также и тем, как хорошо они работали и какими оказались людьми. Ольга, с которой приходится общаться чаще, своим смирением, всегдашней готовностью помочь и радостным состоянием духа похожа на православную монахиню, причем уже преуспевшую.

Даже не знаю, что больше радует – что удался сайт или что благодаря ему удалось познакомиться с такими людьми. Ничтоже сумняшеся в вероисповедании Ольги, я поздравлял ее с церковными праздниками, она меня. Но вот однажды, после двух лет совместной работы, поздравив ее с праздником, я вдруг услышал: «А знаете, я не православная.

Вы вправе отстранить меня от работы над сайтом».

Меня как кирпичом по голове ударили. Самое приятное – узнать, как кто-то сделал шаг ко спасению, и самое тяжелое – увидеть, что кто-то, как думалось тебе, идущий ко спасению, на самом деле идет в другую сторону.

Чтобы не огорчиться еще сильнее, я даже не стал уточнять, какова же ее вера. Но, прислушавшись к себе, ответил, что не мне оспаривать Божий промысел. Она приняла мой ответ с благодарностью: «Спасибо, что делитесь со мной Божьей милостью».

И все потекло как раньше, только я перестал поздравлять ее с нашими праздниками.

И вот, начав разбираться в своем фанатизме, я решился спросить ее: «Кто Вы, Ольга?». Оказалось, мусульманка! Они с Валерием русские, но приехали в Москву из Ташкента. Вовлечение в эту работу Ольга сама считает чудом. У нее был первый в жизни Рамадан. А в Рамадан необходимо заплатить закят (что-то типа нашей десятины).

Денег не было. В таком случае полагается сделать что-то хорошее бесплатно. Ольга просила Бога послать ей какое-нибудь полезное дело. И вот ее сердце откликнулось на призыв потрудиться над православным сайтом. И при первом же знакомстве с текстами сайта она нашла ответ на тревоживший ее важный вопрос.

Который приняла как глас Божий.

Не так уж много в Москве русских католиков и мусульман. И если Господь так часто знакомит меня с ними и показывает, какими хорошими они могут быть, значит, Он что-то хочет сказать мне. Хочет помочь мне излечиться от возношения, от фанатизма, которые мешают мне любить.

Да не поймут меня превратно мои товарищи по несчастью – фанатики. Я не собираюсь хвалить чужую веру и тем более атеизм. Просто все больше сомневаюсь в том, что могу судить людей по принадлежности к той или иной вере.

Если у Татьяны, Елены и Ольги любви в сердце больше, чем у меня, кто из нас угоднее Христу? К тому же «конец делу венец», и неизвестно, что будет с каждым из нас в итоге.

Доброму человеку гораздо легче стать христианином, чем злому человеку добрым, – сказал кто-то.

Когда-то мне пришла в голову мысль относительно того, почему становятся фанатиками. Человек постепенно осознает, что он ничем не лучше других, может, даже хуже. Но вместо того, чтобы смириться с этим и начать работать над собой, он вдруг начинает превозносить такое качество, над которым работать и не нужно.

И за счет этого выделяться среди людей. Например, националист начинает кичиться своей национальностью. Это объяснение на психологическом уровне.

На духовном: сатана, внедряя в человеческий ум мысль об особенном значении какого-то человеческого качества, убивает двух зайцев: сеет ненависть между людьми и отклоняет их от покаяния.

Наша религиозность, принадлежность к определенной церкви действительно имеет особенное значение. Но беда в том, что я забываю: моя принадлежность к Православию определяется не только посещением служб и участием в таинствах, но и соблюдением заповедей. Прежде всего – заповеди о любви и ограждающей ее заповеди о неосуждении.

Как принизить в своих глазах себя, не принижая своей веры? Хотелось бы получить ответ от церковных авторитетов, знающих ответ на такие вопросы.

Для себя пока решил следующее: раз не удается не мерить людей, пусть моим мерилом будет их любовь.

Д.С.

КОММЕНТАРИЙ СВЯЩЕННИКА

Протоиерей Димитрий ГАЛКИН, клирик Свято-Иоанновского женского монастыря (Санкт-Петербург)

Может быть, и полезно порассуждать о фанатизме, но только не в контексте этого письма. Потому что человек, который написал его, фанатиком, по-моему, не является. Он четко критически мыслит, ставит перед собой вопросы и не боится высказывать сомнения.

А фанатизм как раз характеризуется отсутствием внутренних сомнений и абсолютной уверенностью в своей правоте.

Автор письма – просто ищущий, мыслящий человек, который столкнулся на своем пути с проблемой взаимоотношения с иноверцами – и еще пока не знает, как для себя ее разрешить.

В качестве ориентира при решении подобной проблемы можно избрать случай, описанный в житии прп. Макария Великого: однажды преподобный Макарий шел с учеником на гору Нитрийскую и велел ему ступать немного впереди.

Инок встретился с языческим жрецом, который казался весьма утомленным, и от излишней ревности сказал ему: «Куда идешь, демон?» Жрец рассердился и ударил его своим жезлом так сильно, что оставил полумертвого.

Спустя несколько минут встретился с ним и святой Макарий и сказал: «Будь здрав, любезный труженик, будь здрав!» Удивленный таким приветствием, жрец спросил: «За какое доброе дело желаешь мне здравия?» «Я вижу, – отвечал Макарий, – что ты утомился».

«Твое приветствие меня поразило, и я узнаю в тебе человека Божия, – сказал тогда жрец и, обняв колена старца, добавил, – не отпущу тебя, покуда не сделаешь меня подобным тебе иноком».

Протоиерей Николай ЕМЕЛЬЯНОВ, заместитель декана Богословского факультета, преподаватель кафедры Догматического богословия Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета

Я должен сразу сделать существенную оговорку. Вопреки желанию, выраженному в письме, услышать мнение «церковного авторитета», знающего ответ на все вопросы, я таковым не являюсь. Более того, думаю, что в ситуации, которую описывает автор, важнее личное общение с духовником, чем попытка найти какой-то общий ответ.

Однако автор ставит общую проблему «религиозного фанатизма» и даже просит помочь от него избавиться. При этом само понятие «фанатизм» очень расплывчатое. В письме очень точно подмечено, что для нецерковного человека просто желание сходить в храм в будний день – уже явный признак фанатизма.

Это вполне естественно, потому что для неверующего человека (или «верующего в душе») непонятно, как вера может быть главной ценностью, от которой все в жизни человека зависит.

В этом смысле каждого верующего человека можно обвинить в фанатизме, поскольку у него кроме ценностей относительных есть и абсолютные, рядом с которыми он не может поставить ни свой комфорт, ни даже вполне естественные человеческие потребности.

Более того, настоящая вера прямо требует твердости, умения не идти на компромисс со всяким злом и грехом, что отнюдь не приветствуется современным «толерантным» обществом. Как выразился автор письма: «Побольше бы мне такого фанатизма».

Вместе с тем Христос учит нас различать, с одной стороны, всякое зло и ложь (в том числе и ложные религиозные представления), которым не может быть никакого оправдания, с другой, – самого грешника или заблуждающегося человека, который всегда остается для Бога бесконечно ценным и любимым, несмотря ни на какие свои грехи.

Нам гораздо легче осудить и возненавидеть человека, делающего что-то плохо (или просто не так, как мы), чем полюбить его и помочь справиться со своими грехами или познать истину.

Этим и страшен религиозный фанатизм, который в самых крайних своих формах, таких как ваххабизм, призывает к борьбе не со злом и грехом, а к уничтожению «неверных».

Такой фанатизм является прямо противоположным христианству, которое требует ненавидеть грех, но любить грешника. Эта христианская формула парадоксальна, ведь грех по определению есть именно то, что мешает любить. Поэтому это оказывается очень трудно, если вообще не невозможно для человека – в чем и убедился автор письма, записав себя в «фанатики».

Но то, что невозможно для человека, возможно Богу. Это значит, что нельзя полагаться только на свои силы, необходима еще и помощь Божия. Эта помощь приходит только тогда, когда человек даст возможность Богу действовать через него Самому. Для этого надо чуть-чуть отойти в сторону или, попросту говоря, смириться, Т.е.

не противопоставлять себя и свою правоту близким тебе людям, а любить их, не обличая в грехах и заблуждениях, а делясь добром и истиной. Наконец, иногда важно понять, что не всякая задача тебе по плечу, и быть просто осторожней. И когда смиришься, научишься жить в мире с Богом и людьми, то, по словам прп.

Серафима, «тысячи вокруг тебя спасутся».

Источник: Фома, №6/23-2004 г.

Источник: https://www.pravmir.ru/ispoved-religioznogo-fanatika/

Ссылка на основную публикацию