Рукмини деви – туризм

Рукмини

Рукмини (также известная как Ручиранана и Вайдарбхи) – главная царица и жена Кришны в его столице Двараке. По просьбе Рукмини Кришна похитил её, спасая от нежелательного брака (что описано в Бхагавата Пуране). Рукмини была первой и самой значительной из 16 108 цариц Кришны. Рукмини рассматривают как аватару, воплощение Лакшми, богини удачи.

Рукмини родилась в месяце Вайшакха; она была дочерью Бхишмаки, царя Видарбхи. Услышав о характере, добродетелях, шарме и величии Кришны, она влюбилась в него. Это чувство было взаимным, поскольку Рукмини была самой добродетельной и прекрасной принцессой на земле.

Однако её старший брат Рукмин был другом царя-злодея Камсы, убитого Кришной, и выступал против её брака с Кришной. Рукмин был амбициозен и желал видеть сестру замужем за Шишупалой, крон-принцем Чеди. Рукмини узнала о планах брата и послала Кришне письмо, которое передал ему брахмин Сунандан, доверенный Рукмини.

Это письмо фигурирует в пятьдесят второй главе десятой книги Бхагавата Пураны.

Послание Рукмини: «О, непобедимый и самый привлекательный! Я услышала о твоих качествах, слушание о которых уносит жизненные страдания, и о твоей красоте, которая является единственным сокровищем зрячих живых существ, и моё сердце, отвергая робость, принимает тебя супругом.

О, Мукунда, лев (лучший) среди людей! Какая скромная девушка достойного рода, если ей выпадет такой шанс, не пожелает видеть тебя своим супругом – тебя, который есть счастье человеческих умов, счастье всего мира, с любой точки зрения несравненного, чьи происхождение, нрав, красота, знание, доблесть, богатство и царство не знают себе равных? Потому, о, Владыка, воистину я приняла тебя супругом и отдала себя тебе. О, лотосоокий Кришна! Пожалуйста, явись и прими меня, с тем, чтобы принц Чеди (Шишупала) не отнял принадлежащее тебе – подобно тому, как шакал не должен претендовать на добычу льва. Если я почитала вездесущую Параматму посредством благотворительности, ритуалов, выполнения правил, аскез, служения богам, святым и наставнику, тогда, о, Гадаграджа (Кришна), прими меня, не отдавая меня кому-то другому, как сыну Дамагхошы (Шишупале). О, непобедимый владыка, тайно прибудь в Видарбху за день до моей свадьбы. Затем, победив всех военачальников из областей Чеди и Магадхи (Шишупалу и Джарасандху), женись на мне по традиции демонов, являя доблесть и мужество. Если ты хочешь знать, как можно завладеть мной, не убивая женщин и моих родственников внутри моего дворца, то я скажу тебе. Согласно древней традиции, свадьбе предшествует грандиозный фестиваль, во время которого невеста посещает храм Гириджы для молитвы. О, лотосоокий Кришна! Если я не обрету пыль твоих стоп, которую ищут несравненные, такие как Умапати (Шива), то я покончу с собой. Если служение твоим лотосным стопам не достижимо в этой жизни, то в сотнях рождений я буду совершать аскезы; я уверена, что однажды обрету твои лотосные стопы».

Шишупала радовался перспективе жениться на Рукмини, но Джарасандха, вассалом которого был Шишупала, послал своих воинов и приближённых, поскольку он подозревал, что Кришна вмешается в происходящее. В это время Рукмини и её отец через своих тайных агентов получили известия о том, что Кришна готов жениться на принцессе. Царь Бхишмака хотел видеть Кришну своим зятем и отвёл для него дворец.

Кришна и его брат Баларама прибыли в царство Бхишмаки, были с почестями размещены во дворце, а в это время Рукмини готовилась к предстоящей свадебной церемонии. Она отправилась в храм, чтобы вознести молитвы, но была разочарована, не увидев там Кришну. Она молилась Парвати Деви и Господу Шиве о том, чтобы Кришна женился на ней.

Когда принцесса вышла из храма, она увидела Кришну. Он посадил её на свою колесницу. Шишупала и воины Джарасандхи попытались их догнать, но этому воспрепятствовал Баларама.

Всё же Рукмину удалось почти догнать колесницу, и тогда Кришна сразился с ним и был уже готов убить его, но по просьбе Рукмин помиловал. В соответствии с традициями тех дней, Кришна велел обрить ему голову и отпустил.

Бритая голова свидетельствовала о позоре и поражении кшатрия, даже если в бою ему сохранили жизнь.

Первым сыном царицы Рукмини был Прадьюмна, и также от неё родились Чарудешна, Судешна, могущественный Чарудеха, а также Сучару, Чаругупта, Бхадрачару, Чаручандра, Вичару и Чару, десятый сын. Прадьюмна был крон-принцем Двараки. Единственной дочерью Кришны и Рукмини была Чаурамати. После того, как Кришна покинул этот мир, Рукмини покончила с собой в пламени погребального костра.

Источник: https://audioveda.ru/tags/626

Глава 55 у кришны и рукмини рождается прадьюмна

Рассказывают, что бог любви Кама, изошедший от Господа Ва-судевы и некогда спаленный разгневанным Господом Шивой, ро-дился у Рукмини и Кришны. Камадева, полубог с райских планет,наделен способностью разжигать в живых существах вожделение.

Неотъемлемые частицы Верховной Личности Бога, Кришны, де-лятся на множество категорий, но четыре эманации Кришны – Ва-судева, Санкаршана, Прадьюмна и Анируддха – непосредственновходят в категорию Вишну. Кама, бог любви, родившийся у Рук-мини, также носит имя Прадьюмны, хотя он не Прадьюмна из ка-тегории Вишну.

Он принадлежит к категории джива-таттва, нопоскольку ему суждено было стать могущественным полубогом,он явился как эманация всемогущего Прадьюмны. Так утвержда-ют Госвами. Поэтому, когда Кама был спален разгневанным Гос-подом Шивой, он укрылся в теле Васудевы и, чтобы вновь обреститело, родился у Рукмини от Самого Господа Кришны.

Так он сталсыном Кришны, известным под именем Прадьюмна. Поскольку онбыл зачат Самим Господом Кришной, то унаследовал многие Его

черты.

От руки этого Прадьюмны должен был погибнуть некий демонпо-имени Шамбара. Шамбара знал об уготованной ему участи и,как только услышал о рождении Прадьюмны, принял женский об-лик и похитил младенца из колыбели, не успело пройти и деся-ти дней со времени его рождения. Похитив ребенка, демон бросилего в море.

Но не зря говорят: =Нельзя убить того, кто находитсяпод защитой Кришны, и нельзя спасти того, кого Кришна обрекна смерть=. Когда Прадьюмна упал в море, его тут же проглоти-ла огромная рыба. Рыба эта затем попала в сети рыбака, которыйпродал ее демону Шамбаре. На кухне демона работала служанка,которую звали Майявати.

Эта женщина некогда была женой Камыи звалась Рати. Купленную для Шамбары рыбу передали повару,который должен был приготовить из нее какое-нибудь яство. Де-моны и ракшасы едят мясо, рыбу и подобную невегетарианскуюпищу.

Равана, Камса и Хираньякашипу, хотя и родились в семьяхбрахманов и кшатриев, были демонами и ели мясо и рыбу без вся-кого разбора. Этот обычай до сих пор сохранился в Индии, и тех,

кто ест мясо и рыбу, обычно называют демонами и ракшасами.

Разрезав рыбу, повар нашел в ее брюхе чудесного младенца, ко-торого тут же передал на попечение Майявати, своей помощницына кухне. Женщина не могла понять, каким образом такой славныймальчик мог оказаться в брюхе рыбы, и была очень озадачена.

Нотут появился великий мудрец Нарада и рассказал ей о рожденииПрадьюмны, о том, как он был похищен Шамбарой и брошен в мо-ре. Так Майявати узнала обо всем.

Ей было известно, что преж-де она была женой Камы и звалась Рати; с тех пор, как разъя-ренный Господь Шива спалил Каму, она не переставала надеяться,что ее муж вернется к ней в другом материальном теле.

Эта жен-щина готовила на кухне рис и бобы, но когда в руках у нее ока-зался чудесный младенец и она узнала, что это ее муж Кама, онас большой любовью стала ежедневно купать его и всячески о немзаботиться. Ребенок рос с непостижимой быстротой и очень скоропревратился в красивого юношу.

Его глаза походили на лепесткилотоса, руки были длинные до колен, и любая женщина, которойдоводилось его видеть, тут же пленялась его красотой. Майяватизнала, что этот красивый юноша – ее бывший муж Кама, теперьродившийся Прадьюмной. Постепенно она увлеклась им и воспы-лала к нему страстью. С улыбкой, исполненной женской прелести,

она выразила желание соединиться с ним.

– Возможно ли это? – спросил изумленный Прадьюмна. -Ты растила меня с материнской любовью, а теперь ведешь себя

как сладострастная женщина. Чем объяснить такую перемену?

На это Рати ответила:

– Мой господин, ты – сын Господа Кришны. Не прошло и де-сяти дней после твоего рождения, как демон Шамбара украл тебяи бросил в море, где тебя проглотила рыба. Так ты оказался на мо-ем попечении. Однако в прежней своей жизни ты был Камой, а я -твоей супругой. Поэтому мое влечение к тебе вполне объяснимо.

Шамбара хотел погубить тебя, а он владеет разными колдовскимичарами. Прежде чем он снова станет покушаться на твою жизнь,как можно скорее убей его своей божественной силой. С тех пор,как Шамбара украл тебя, твоя мать Рукмини-деви горюет, точноптица курари, лишившаяся птенцов.

Она очень любила тебя и по-сле твоего похищения живет в неутешном горе и тоскует, как тос-

кует корова, которая потеряла теленка.

Майявати умела пользоваться колдовскими чарами. Такие чарыобычно называют майей; и противодействовать им можно толькообладая мистической силой, называемой маха-майя. Майявати вла-дела мистической силой маха-майи и передала ее Прадьюмне, что-бы он мог одолеть демона Шамбару с его колдовскими чарами.

Получив от своей жены эту особую силу, Прадьюмна тотчас же от-правился к Шамбаре и вызвал его на поединок. Чтобы разгневатьдемона и склонить его к поединку, Прадьюмна нарочно употребилмного обидных слов. Демон был так оскорблен, что разъярился,подобно змее, на которую наступили ногой.

Змея не выносит, ког-да на нее наступает какой-нибудь зверь или человек, и тут же ку-

сает обидчика.

Слова Прадьюмны подействовали на Шамбару, как бесцеремон-ный пинок. Схватив палицу, демон ринулся на Прадьюмну. Ревя,как громовая туча, демон в великом гневе принялся крушить Пра-дьюмну своей палицей, подобно тому как молния своими ударамикрушит горную скалу. Прадьюмна отбивался от него палицей, а за-тем нанес Шамбаре сокрушительный удар. Между Шамбарасурой

и Прадьюмной завязалась жестокая схватка.

С помощью своих мистических сил Шамбарасура мог поднимать-ся в небо и сражаться с высоты. Многие из таких колдовских при-емов Шамбарасура перенял у демона по имени Майя. Он взвилсявысоко в небо и стал метать в Прадьюмну различные виды оружия,подобного ядерному.

Для борьбы с колдовскими чарами Шамбара-суры, Прадьюмна призвал на помощь мистическую силу махавидья,которая отличается от мистических сил, порожденных черной ма-гией. Махавидья – это магия в гуне благости.

Понимая, насколь-ко грозен его враг, Шамбара прибег к разным колдовским силамдемонов, используемых гухьяками, гандхарвами, пишачами, змеямии ракшасами. Но Прадьюмна, пользуясь могуществом махавидьи,с успехом превозмогал колдовские чары своего врага.

Окончатель-но сокрушив Шамбарасуру, Прадьюмна обнажил свой острый мечи тут же отсек голову демона, увенчанную шлемом и украшеннуюдрагоценностями. Когда Прадьюмна убил демона, полубоги с выс-

ших планет стали осыпать его цветами.

Жена Прадьюмны, Майявати, могла путешествовать в надзем-ном пространстве, и они достигли Двараки, столицы его отца, повоздуху. Пролетев над дворцом Господа Кришны, они спустилисьвниз, подобно тому как спускается, блистая молнией, туча. Вну-тренняя часть дворца называется антах-пурой (личными покоями).

Читайте также:  Африка

Прадьюмна и Майявати увидели там множество прекрасных жен-щин и опустились среди них. У Прадьюмны, облаченного в желтыеодежды и украшенного драгоценностями, были красивые, длинныеруки, вьющиеся волосы и прекрасные, подернутые красноватойдымкой глаза. Увидев его улыбающееся лицо, женщины подума-ли сначала, что это Кришна.

Смущенные внезапным появлением

Кришны, они попрятались в разных уголках дворца.

Но тут они заметили некоторые различия между Прадьюмнойи Кришной. Побуждаемые любопытством, они вернулись и ста-ли разглядывать его и его жену Майявати. Прадьюмна был оченькрасив, и все гадали, кто же он такой. Среди женщин была Рук-мини-деви, столь же прекрасная, как и он, с чудесными лотосопо-добными глазами.

Увидев Прадьюмну, она, естественно, вспомниласвоего сына, и в приливе материнских чувств из ее груди потекломолоко. =Кто этот прекрасный юноша? – недоумевала она. – Онтак хорош собой, что с ним, кажется, не сравнится никто.

Какаясчастливица выносила и родила этого красавца? И кто эта моло-дая женщина, его спутница? Как они встретились? Глядя на него,я вспоминаю моего украденного сына и думаю, что если он жив,то должен выглядеть сейчас, как этот юноша=. Сердцем Рукминичувствовала, что Прадьюмна и есть ее пропавший сын.

Не моглаона не заметить и его поразительное сходство с Господом Криш-ной. Поистине удивительное сходство! Глядя на юношу, она ощу-тила сильный прилив любви, ее левая рука затрепетала, что счита-лось хорошим знаком, и постепенно она прониклась уверенностью,

что этот юноша и в самом деле ее сын.

В это время во дворце появился Господь Кришна вместе со Сво-им отцом и матерью, Деваки и Васудевой. Кришна, Верховная Лич-ность Бога, сразу понял, что происходит, но предпочел хранитьмолчание.

Однако по воле Господа Шри Кришны там также поя-вился великий мудрец Нарада и поведал обо всем: о том, как Пра-дьюмна был украден прямо из колыбели, как он вырос и как при-был сюда вместе со своей женой Майявати, которую прежде звалиРати и которая была супругой Камы.

Когда все узнали о таинст-венном исчезновении Прадьюмны, и о том, как он вырос, все былиизумлены: вернулся их сын, которого они считали мертвым и ужене надеялись увидеть. Когда они поняли, что перед ними Прадьюм-на, они приняли его с величайшей радостью.

Все члены семьи -Деваки, Васудева, Господь Шри Кришна, Господь Баларама, Рук-мини и другие, поочередно обняли Прадьюмну и его жену Майява-ти. Когда известие о возвращении Прадьюмны распространилосьпо Двараке, изумленные горожане стали стекаться толпами, горя

желанием увидеть пропавшего Прадьюмну.

– Пропавший сын вернулся, – ликовали они. – Нет радости
более великой, чем эта!

Шрила Шукадева Госвами объяснил, что сначала все знатныеобитательницы дворца, которые приходились Прадьюмне матерямии мачехами, ошибочно приняли его за Кришну и смутились, охва-ченные страстью.

Объяснялось это тем, что Прадьюмна внешнеочень походил на Кришну и кроме того был Камой, богом любви.Не удивительно, что матери Прадьюмны и другие женщины совер-шили такую ошибку.

Из сказанного ясно, что чертами Прадьюм-на так сильно напоминал отца, что даже собственная мать приня-

ла его за Кришну.

На этом заканчивается пятьдесят пятая глава книги Бхак-тиведанты =Кришна=, которая называется =У Кришны и Рук-

мини рождается Прадьюмна=.

Источник: http://harekryshna.blogspot.com/2010/05/55.html

Сила чистой любви радхарани

⇐ ПредыдущаяСтр 102 из 120Следующая ⇒

Рукмини деви продолжала: «Дорогой Господь, Ты управляешь тремя мирами. Никто не может повелевать Тобой. Теперь послушай. Я раскрою Тебе сердце. Кто с любовью служит Твоим лотосным стопам, непременно ощутит вкус трансцендентного экстаза. Поскольку я целиком предана Тебе, я наслаждаюсь экстазом поклонения Твоим лотосным стопам.

Но Ты – Верховный Господь, как Ты можешь понять этот экстаз? Кроме меня, только Шримати Радхарани знает, как насладиться сладостью любви, и вкушает высочайшее трансцендентное блаженство. Хотя преданные обсуждают эти темы днем и ночью, они не перестают изумляться чистой любви Радхарани к Тебе.

Лакшмидеви, богиня удачи, Господь Брахма, полубоги и полубогини – все жаждут служить Твоим лотосным стопам. Вкусив нектара Твоих лотосных стоп, все они развили непроизвольное преданное служение.

Камала, богиня удачи. Которая всегда лежит на Твоей постели, наслаждаясь Твоими поцелуями и объятиями, мечтает достичь Твоих лотосных стоп.

Возможно ли оценить безграничную славу Твоих лотосных стоп?

Даже богиня удачи, обладая всей полнотой счастья, ищет милости служения Твоим лотосным стопам. Только Радхарани, которая наслаждается с Тобой во Вриндаване, до конца понимает это. Никто не может сравниться с Радхарани.

Для меня остается загадкой, как Радхарани связывает Тебя Своими трансцендентными качествами. И сегодня Твое сердце тоскует по Ней. Слезы льются из Твоих глаз, когда имя Радхи появляется у Тебя на устах. Таково могущество чистой любви Радхарани.

Я счастлива, что мой дом сейчас освещен присутствием Твоих лотосных стоп. Я беспомощна перед неминуемой разлуки, я страшусь и плачу. Вкус служения Твоим лотосным стопам превосходит мою привязанность к Тебе. В трансцендентной любви Твои преданные всегда жаждут Твоих лотосные стоп, размышляют о Тебе и погружаются в Твои игры. Ты – единственное прибежище для чистых преданных.

Лакшмидеви всегда служит Твоим лотосным стопам с желанием любить Тебя. Хотя ты – ее Господь и хозяин, Ты не ответишь взаимностью на ее желания и доставишь боль ее сердцу. Кто хочет изведать безграничный нектар, найдет его в служении Твоим лотосным стопам. Хотя Ты и отвергаешь их, Лакшмидеви и Сарасвати считают себя самыми удачливыми, потому что предались Твоим лотосным стопам.

Кто вкусит экстаз Твоей любви, теряет интерес к четырем видам освобождения, даже жизнь на Вайкунтхе кажется ему незначительной. Такова особенность Твоих лотосных стоп – в сердце того, кто служит им, они пробуждают чистую экстатическую любовь к Богу.

Сложив молитвенно руки, я прошу Тебя, мой дорогой Господь. Твои стопы слаще нектара лотоса. Пожалуйста, даруй мне это благословение. Пусть я стану шмелем, всегда привязанным к Твоим лотосным стопам. Боясь разлуки с Тобой, мое сердце трепещет в слезах.

Даруй мне благословение, что Ты никогда не покинешь мой дом.

В действительности, это были не молитвы, а вспышка любви, вырвавшаяся из сердца Рукминидеви, исполненного чистой преданности.

От слов Рукмини сердце Кришны танцевало в экстазе. Его лотосные глаза, красноватые, словно восходящее солнце, наполнились слезами сострадания. Сидя на Своем троне, Господь Кришна мягко посадил Рукмини к Себе на колени и успокоил ее. Правой рукой Он взял Рукмини за подбородок и с любовью заглянул ей в лицо. Волны нектара из океана премы затопили их сердца. Господь Кришна сказал Рукмини:

– О возлюбленная, никогда прежде Я не слышал столь удивительных и прекрасных слов. До сегодняшнего дня еще никто не говорил Мне, чтобы Я Сам вкусил любовь, которую испытывают ко Мне Мои преданные.

⇐ Предыдущая9596979899100101102103104Следующая ⇒

Источник: https://mykonspekts.ru/1-140577.html

Рукмини Деви

Рукмини Деви родилась 29 февраля 1904 году. Ранние годы жизни Рукмини Деви прошли в духе ортодоксальных браминов и характеризовались общеизвестной склонностью к классической музыке и благородной изысканностью в образе жизни. Участие ее отца в Теософическом Обществе предопределило для молодой Рукмини очень раннее попадание под влияние Анни Бесант.

В эпоху до установления независимости, Бесант была высокочтимой общественной фигурой. Не будет преувеличением сказать, что ее влияние на Рукмини Деви было огромно. К этому влиянию добавлялось вдохновение, руководство и поддержка её мужа господина Арундейла.Вместе они путешествовали по миру, распространяя идеи теософов и трудясь во имя дела образования.

Молодая Рукмини Деви была очарована балетом – особенно исполнением балерины-примы Анны Павловой, чей «умирающий лебедь» вызвал в мире такой экстатический отклик. Во время ее путешествия в Австралию и позднее, Рукмини Деви даже встретилась и подружилась с Павловой.

Эта особенная дружба питала интерес к танцу. Она продолжила изучать балет у одной из коллег Павловой. Это выражение искусства через красоту тела и через совершенное движение, мягко подвело Рукмини Деви к обнаружению корней ее собственной культуры.

Семена для международной школы, которая привлекла бы молодых со всего мира, были посеяны. И когда она увидела исполнение дочерей Кальяни, в Музыкальной Академии, она была потрясена сущностью Бхаратанатьям – «бхакти», его изяществом и красотой.

Что было важно, так это то, что Рукмини Деви понимала и горячо ратовала за святость искусства.

Рукмини Деви научилась танцевать, когда ей было почти 30, и выступала в Адаяре, вызывая восхищение и удивление иностранных посетителей. Впервые эстетика танца объяснялась зрителятях. Она была одной из первых, кто носил сшитый костюм …

, одна ее подруга из Италии выполняла для нее работу швеи и дизайнера; – впечатление, которое она производила, было впечатлением красоты, объединенной с утонченностью. Ее танец был эстетичным, и она стала катализатм.

Она выглядела обворожительно в тщательно отобранных костюмах и великолепных драгоценносором, который донес древнюю традицию до понимания современной аудитории.

Путь, который она прошла от консервативной молодой девочки, принадлежащей семье брамина к выдающейся личности в мире искусства современной Индии, заставляет действительность казаться более странной, чем фантастика. Неудивительно, что ее жизнь всегда воспринималась как что-то невероятное! С ее эстетическим чувством она создавала «храм», где бы и когда бы она ни танцевала.

Сначала она училась у Майлапуре Гаури Это был неформальный процесс обучения, в котором, чтобы вызвать у студента мотивацию, обучение начиналось сразу с танца «шабдам» Позже (в 1935 году), Рукмини Деви, с помощью всегда готового помочь и полного энтузиазма Е. Кришны Айер убедила, довольно отрицательно настроенного к ее инициативе гуру, Панданаллур Минаккшисундарам Пиллайи преподавать ей основную технику танца и создать репертуар в систематической прогрессии.

Не желая тратить свое время в Мадрасе, далеко от собственной деревни, гуру в конце концов послал своего зятя Чоккалингам Пиллай, а также своих молодых студентов, например, Сабаранджитхам, чтобы преподавать для Рукмини. Ее первое представление проходило в неофициальной обстановке, и не обошлось без волнений.

Но постепенно, она осмелела и стала исследовать, и ей стало удаваться захватить внимание аудитории всякий раз, когда она танцевала. Возможно, она была одной из первых, кто также ввел ненаследственных певцов для аккомпанирования своих представлений.

Знаменательно, что она полностью поняла основные черты искусства и осознавала, что для гармоничного исполнения представления необходимо было использовать объединенные способности нескольких людей. Возможно, они были любителями, но они были рады работать с ней.

И оказалось, что люди подобные Питеру Хоффману, одному из ранних приверженцев теософии и поклонников Рукмини Деви, замечательно справлялись не только с освещением и другими надобностями сцены, но и превосходно заботились обо всем остальном, связанным с заграничными турами Рукмини Деви. Бхаратанатьям действительно совершил большой скачок от храмового танца.

Что было важно, так это то, что Рукмини Деви понимала и горячо ратовала за святость искусства. С ее эстетическим чувством она создавала «храм», где бы и когда бы она ни танцевала. Возможно, она не танцевала как придворная танцовщица или танцовщица при храме. Но никто не мог отрицать, ее присутствие как на сцене, так и вне ее.

Читайте также:  Сколько оставлять чаевых в разных странах

Постепенно школа танца развивалась. Адайар имел правильное окружение для школы. Соломенные крыши защищали классные комнаты от солнечного света, который проходил сквозь баньяновые рощи. Рукмини Деви наняла учителей – «наттуванаров», которые преподавали танец, и сделала школу живым университетским городком.

Сначала ее студентами были дети теософов, которые жили там, ее родственники, и тому подобное. Позже она тщательно составила учебный план и курс, длящийся пять лет, в ходе которого студенты изучали танец, музыку, санскрит, а также другие искусства, например, живопись.

Она проявила сверхъестественную ловкость, чтобы убедить больших музыкантов, которые были в очень стесненных обстоятельствах уединиться в этом лесистом приюте и сочинять музыку для ее танца, а также преподавать студентам. В списке музыкантов, оказывавших услуги Калакшетре, можно упомянуть Тайга Варадачари, Папанасам Шиван, Будалур Кришнамуртхи Шастригал, и М.Д. Раманатхан.

Важно, что она поняла тот факт, что музыка является основой любой танцевальной композиции. И когда она стала ставить танцевальные драмы, она нуждалась в помощи композиторов больше, чем когда-либо прежде.

Школа танца, постановки, в которых участвовали ее ученики, Рукмини Деви как «прима-балерина», и готовая аудитория, состоящая из теософов со всего мира, это было еще то зрелище.

Как только она поняла, что хочет ставить танцевальные драмы, она пригласила экспертов по «бхагаватамела» из Мелаттура и мастеров по «катхакали», чтобы преподавать и моделировать свои представления в соответствии с этой традицией.

Она синтезировала катхакали и бхаратанатьям, для мужских персонажей, таких как Равана и Хануман в постановке «Рамаяна».

Образец был установлен, и сезон в декабре, который совпадал с теософическим съездом, стал модным событием. И так продолжалось в течение многих лет. Сама она прекратила танцевать после первых двух десятилетий и кроме управления Калакшетрой, занялась многими аспектами общественной жизни.

В последние годы ее жизни, она без устали работала для своего заведения. Ее видение, о постройке театра, сделанного по образцу Керала Кутамбаламелам было осуществлено.

Она инспирировала и поощряла студентов учиться, чтобы потом продолжить процесс и стать преподавателями.

Она выделяется как индивидуальность, редкая, как экзотическая орхидея, в истории индийского театрального искусства в 20 веке.

Индийский классический танец Бхаратанатьям – СОДЕРЖАНИЕ

Источник: http://srv23680.ht-test.ru/indian-classical-dance-bharatanatyam-nadegda-kovriga-rukmini-devi.html

Rukmini Devi Arundale | Indian dancer and theosophist

Indian dancer and theosophist

Rukmini Devi Arundale, (born February 29, 1904, Madura, Madras Presidency, British India [now Madurai, Tamil Nadu, India]—died February 24, 1986, Chennai, Tamil Nadu), Indian classical dancer and follower of theosophy, best known for catalyzing the renaissance of the bharata natyam dance form and founding the Kalakshetra Foundation in Madras (now Chennai). The foundation aimed to preserve and popularize bharata natyam and other Indian traditions as well as to spread the ideals of theosophy.

Born to South Indian Sanskrit scholar and historian K.A. Nilakanta Sastri and his wife Seshammal, Arundale was reared in an upper-class Brahman family in Adyar, a suburb of Madras.

Her father was closely associated with the Theosophical Society, a monistic (emphasizing unity in the diversity of all phenomena) spiritual organization headquartered in Madras though founded in New York City.

Arundale was greatly influenced as a young woman not only by her father but also by Annie Besant, the Theosophical Society’s British cofounder and president (1907–33), as well as by British educator and theosophist George Arundale, whom she married in 1920.

Arundale traveled extensively with her husband and Besant on various theosophical missions, all the while absorbing the ideology of the society. Also during her travels, Arundale became enamoured with classical dance.

She was initially drawn to Western ballet, and Russian ballerina Anna Pavlova arranged for her to study with Cleo Nordi (one of Pavlova’s students).

Pavlova also advised Arundale to seek inspiration in traditional Indian arts.

Arundale took Pavlova’s advice to heart and subsequently embarked on a campaign to study and promote bharata natyam, a type of South Indian classical dance that was traditionally performed in Hindu temples.

In so doing, she aimed both to resurrect a moribund Indian art form and to reverse the negative social stereotypes associated with its female practitioners—the temple servants known as devadasis, whose obligations to the temple deity involved prostitution.

Arundale formally trained under Pandanallur Meenakshi Sundaram Pillai, a respected nattuvanar (male bharata natyam director), and gave her first public performance, at the Theosophical Society, in 1935.

That event was remarkable not only on account of Arundale’s artistry but also because it was a staged, public performance (as opposed to a temple event), and it set a precedent for upper-class women to practice an art form traditionally associated with a widely maligned lower-class community.

Источник: https://www.britannica.com/biography/Rukmini-Devi-Arundale

Рукмини Деви о Бхаратанатьям

Как оказалось, это было не так просто найти хороший Бхаратнатьям в то время, а тем более научиться. Мой брат Ягна, который знал все закоулки в Мадрасе, повел меня в дом танцовщиц Садир. Но увидеть настоящий Натья Катчери (танцевальное представление) мне не удавалось посмотреть.

Первый настоящий концерт Бхаратанатьям, который я увидела, состоялся в Музыкальной Академии в декабре 1932 года. Кришна Айяр пригласил меня на эту программу. Он также страстно стремился возродить данную форму танца, а также и сам танцевал. Услышав о моем интересе к танцу, он пригласил меня на свое представление.

Я пошла вместе с Ягной, Шанкарой Менон и его братом Нараяной Менон. Танцевали две девочки, Дживаратнам и Раджалакшми. В те дни была одна очень известная танцовщица по имени Тирувалапутту Кальяни. Она была самой старшей ученицей Минакшисундарам Пиллея. Дживаратнам была ее дочерью.

Танец в тот день был просто прекрасен. Я видела многих танцоров у них дома и на небольших приемах. Я видела Бханумати, Варалакши и многих других. Некоторые мне нравились, некоторые – нет, но когда я увидела этот концерт я была просто зачарована, я захотела изучать этот танец как положено.

Ягна спросил меня: «Ты думаешь, у тебя получится?» Я сказала, что совершенно уверена, что получится.

Я стала заниматься у Майлапор Гаури Амма. Она принадлежала к очень известной традиционной семье танцоров, связанной с храмом в Майлапоре (скорее всего, это Капалешварар темпл). Кунхан Раджа, преподаватель Санскрита из Теософского общества, отвез мен к ней в первый раз в своей машине. Она согласилась учить меня.

У нее был небольшая комната наверху, в ее доме в Майлапоре, там мы и занимались. Она была известна своей Абхинаей. Другим ее преимуществом было то, что она владела Наттувангамом, немногие женщины-танцоры умели это делать. Иногда я приводила ее к себе домой для проведения занятий – все держалось в страшном секрете.

Мы закрывали все двери и окна, а Падмасини стояла в карауле на веранде!

Когда я увидела концерт в Музыкальной Академии, я поняла что такое совершенство техники, чистый классицизм танца, и я решила, что должна учиться у Минакшисундарам Пиллея, Гуру этих девочек. Я до сих пор помню, что они в тот день танцевали. Один танец был очень длинный, это была песня сочиненная Раджей Раманатапурама, в раге Шанкарабаранам.

В конце была одна очень сложная вара, называемая Еттукадай сварам. Ее одну девочки танцевали почти полтора часа. Я видела высокий классицизм танца, но не видела достаточно Бхавам. Гаури Амма была экспертом в Бхавам. Я рассказала ей о представлении и о том, что я хочу идти учиться к Минакшисундарам Пиллею.

Я просила ее показать мне некоторые адаву, которые я видела, но она достаточно холодно ответила, что я и сама могу их сделать. Я поняла, что мое желание пойти к другому преподавателю глубоко задело ее. Я была как наивна, что не совершенно не понимала существующей зависти между профессионалами.

В конце концов, Гаури Амма смирилась, ведь и сама она училась у брата Минакшисундарам Пиллея.

Я поехала в Панданаллур просить Минакшисундарам Пиллея учить меня. Он был резко против моего желания учиться танцевать. В те дни каста значила все и везде, он думал, что это будет кощунством учить меня, браминку, танцевать Садир. Сломать эту стену было очень трудно. Ягна почти год переписывался с ним.

В конце концов, он ответил, что возьмет мен только в том случае, если получит одобрение от своего зятя, Понния Пиллея. Понния Пиллея заставили проэкзаменовать меня, мы все отправились к нему домой. Сначала он попросил меня спеть. Я спела.

Потом он сказам мне сделать много адаву, некоторые из которых были совершенно неизвестны, но я была настолько наивна, что меня заставили сделать множество совершенно ненужных вещей.

Так как никого не было рядом, чтобы петь для моего экзамена по танцу, он согласился спеть сам, но только при условии, что я никому не скажу, что он пел для танца! В те дни это было очень унизительно. Я клятвенно пообещала, что никому не скажу. Адаву я делала без труда, так как мое тело было гибким и пластичным после суровой балетной подготовки.

В конце концов, Минакшисундарам Пиллей стал проявлять признаки энтузиазма. В то время были несколько очень известных танцовщиц. В числе них была Тируварур Гнянатаммаль, которая считалась великой танцовщицей. Тируварур Кальяни и Пудукоттай Аммани были очень известны своей техникой.

Минакшисундарам Пиллей сказал: «Я заставлю тебя танцевать лучше их всех, но тебе придется изрядно потрудиться». Даже когда я сказала, что я готова, его это мало убедило. Он ответил, что как браминка, я не обладаю достаточной преданностью, скорее всего я все брошу, как только начнутся трудности.

Когда же он увидел мою решимость, он согласился-таки меня учить. Он хотел получить мое согласие на то, чтобы взять с собой помощника. «Ты можешь выбрать: либо Вадивелу Наттуванар, либо Чоккалингам Пиллей» – сказал он. В то время Вадивелу Наттуванар учил Бханумати и Варалакши, а Чоккалингам Пиллей учил девочку по имени Сабхаранжитам.

Я сказала, что мне больше нравится Чоккалингам Пиллей – чисто по наитию, так как я не знала о преимуществах обоих учителей. Позднее Минакшисундарам Пиллей сказал мне, что если бы я выбрала Вадивелу ему в ассистенты, он бы не приехал! Было бы более честно, если был он сразу так и сказал! Но, после всех боев, он приехал в Мадрас вместе со своей женой.

Его сын жил тогда на Валлая роад в Мадрасе, поэтому ему было где остановиться. Все были удивлены, как он решился в таком возрасте уехать из своей деревни, чтобы кого-то учить. Никогда прежде он так не поступал. Те, кто хотел учиться у него, ехали в Панданаллур.

Читайте также:  Мраморное море

Панданаллур Джаялакшми прокомментировала это по радио в интервью, которое она посвятила ему. Она была профессиональной танцовщицей, которая позднее вышла замуж за Раджу Раманатапурама и стала королевой. Он была его третьей женой.

Я очень много работала. Занятия начинались рано утром, около 7 часов, а заканчивались иногда только в 7 часов вечера, с одним часовым перерывом на обед. Несмотря на все это Минакшисундарам Пиллей постоянно ворчал, что я недостаточно стараюсь.

Иногда он снова звал меня на занятия, даже поздно вечером. Когда приходили гости, мне снова и снова приходилось повторять танцевальные движения для них. Рутина была страшная, но мое тело было хорошо натренировано, и я справлялась.

Иногда моя мама приходила посмотреть на занятия – она была так удивлена! «Как ты смогла научиться так хорошо танцевать?» – спрашивала она. Она видела много великих исполнителей Бхаратанатьям в старые времена, поэтому она видела и мой прогресс.

«Откуда ты взяла этот талант?» – восклицала она. «У нас в роду никогда такого не было!»

Минакшисундарам Пиллей был уже стар, он учил меня все время сидя. Иногда я просила его привести своих более молодых студентов, чтобы они показали мне некоторые шаги. Он говорил улыбаясь: «Это им надо у тебя учиться».

На самом деле ему нравилась моя способность быстро схватывать танец, поэтому, когда он хотел оценить компетентность студентов, он посылал их ко мне. Он говорил, что проведет их Арангетрам, только если мне понравится их танец. Это была действительно очень высокая честь.

Но вот когда я сказала, что хочу попробовать выступить на сцене, он не одобрил мое решение. Ему казалось, что еще рано.

Он планировал провести небольшую программу, как обычно делал, для ежегодного съезда Теософского общества. Это был особый случай, год бриллиантового юбилея. Гаури Амма сказала, что я уже достаточно хороша, мне можно выйти на сцену. Но Минакшисундарам Пиллей был против.

На самом деле он так волновался, что я провалюсь, что даже уехал к себе в деревню. К счастью, он послал Чоккалингам Пиллея играть на Наттувангаме. Вместе с ним приехала и певица. Она была не очень хороша, но я решилась идти вперед и дать представление.

Я танцевала Алариппу, джатисварам Савери (!!!:О))!!!), варнам и два падама, которые я выучила у Гаури Амма. Варнам был создан в раге Ядукула Камбоджи («Шрикара Сугунакара»), меня научил ему Минакшисундарам Пиллей, это была очень красивая композиция. Помню, что я выбрала именно его, когда он спросил меня, какой варнам я хочу выучить.

Это очень трудный варнам, но рага Ядукула Камбоджи всегда мне очень нравилась. Больше никто этот великолепный варнам в то время не танцевал.

Программа имела огромный успех, это был поворотный момент в истории Бхаратанатьям. Многие, кто был настроен против танца, изменили свое отношение. Я помню, таких людей как Рамавам Айер, Шриниваса Шастри и некоторых других приходилось упрашивать прийти на концерт.

Д-р Арундейл и я сами лично ездили к Рамавам Айер, прося его хотя бы один раз прийти, если ему не понравится – он навсегда останется в стороне. Такое огромное предубеждение к танцу существовало тогда. Д-р Мутулакшми Редди предпринял яростную кампанию против танца. Она была из Пудукоттай и хорошо знала мою маму. Она приходила и умоляла ее заставить меня росить танец.

Моя мама смеялась и говорила, что она уже больше не авторитет для своих детей. Они делают что хотят.

Я сильно нервничала перед представлением, но в тот момент, когда я начала танцевать, меня затопило вильное чувство мощи, втекающей в меня. Это было ощущение небывалого подъема. И не только тогда, но каждый раз, когда я танцую, у меня появляется это ощущение небывалой внутренней силы. Программа прошла настолько успешно, мы завоевали сердца всех зрителей.

Газет писали восторженные отзывы, хотя и несколько глупостей промелькнуло. В целом, у меня было чувство, что мне удалось передвинуть ортодоксальное общество Мадраса на мою точку зрения. Но вот переубедить некоторых членов Теософского общества оказалось сложнее.

Многие, кто не понимал, думали, что это неприемлемо для жены Президента танцевать на сцене, хотя и сам д-р Арундейл, и д-р Безант поддерживали и ободряли меня.

Я сама была больше всех удивлена таким успехом. Даже в то время, когда я решила танцевать Бхаратанатьям на сцене, я думала только о нем как об особенно хорошем номере для наших пьес по сравнению с тем, что мы привыкли ставить. Позже, видя какое впечатление танец оказывает на зрителей, я начала понимать, что это и есть мое призвание.

Д-р Безант и д-р Арундейл боролись за политическую свободу Индии. Я подумала, что культурный ренессанс не менее важен – для страны, которая теряла свою идентичность, лучшей службой будет возрождение ее национальных искусств.

После того, как д-р Арундейл увидел мой танец и тот эффект, который он оказывал на людей, он уверился в том, что танец сыграет очень важную роль.

Минакшисундарам Пиллей был очень рад, что все прошло настолько хорошо. Он продолжал учить меня всему, чему я хотела. Позже он прислал Мутукумара Пиллей из Куттуманара Коиль проводить занятия в нашей школе. Сам он вернулся в деревню и помогал нам только советами. Во всем этот был великий дух открытия, в моем сердце полыхал огонь. Только так я могу описать это ощущение.

Многие великие филологи и музыканты проявили живой интерес к танцу. Они приходили посмотреть на танец – некоторые давали советы в области музыки, некоторые – по тала. Были дискуссии о литературе. Субрамания Шастри толковал нам Бхарата Шастру. Это были великие времена. Конечно же, моя мама всегда была со мной и угощала всех горячим кофе.

Папанасам Шиван преподавал в Теософской школе д-ра Безант. Он был под большим впечатлением от моего танца. Калидаса Нилаканта Айяр был огромным экспертом в теории музыки, особенно тала. Он был очень тактичным человеком. Когда он слышал неточности в тала, он слегка усмехался. Минакшисундарам Пиллей намеками расспрашивал его и затем делал Тирманам снова, как положено.

Вот такие вот реформы мы проводили уже тогда. В те времена Наттуванары не очень беспокоились о точности тала. Как только заканчивался тирманам, она начинали петь, не обращая внимания на структуру тала. Я была первой, кто стал твердо придерживаться Тала Акшарам во время танца. Теперь все так делают.

Позже, когда Тайгер Варадачартар писал музыку для нашего танца, он также провел множество реформ. Вот что сделало танец технически чистым.

Конечно же, я сделала много других нововведений, на основе обычного эстетического восприятия. В то время танцоры надевали костюмы, купленные у обычных портных.

Странные штаны, бесформенные блузы с оборочками каких-то совершенно несценических цветов и материалов – это было печальное зрелище. Поверх штанов танцоры надевали Каччам.

Салянгай (бубенчики) надевались на намотанные на лодыжки куски ткани, которые часто развязывались и тащились за танцором как хвост. Это было так смешно! Но в этом было столько невинности.

Мне гораздо более симпатична эта невинность, чем неестественная, напускная артистичность наших дней. Многие танцоры, которых я видела, были далеко е красавицами. Но у всех их была особая живость и привлекательность.

Они не умели накладывать макияж – красили глаза каджалем и жевали бетель, чтобы губы были красными. А вот украшения, которые они носили, были очень красивы – Одиям на талии, Ванки на руках, традиционные Джиммки в ушах и красивое ожерелье на шее.

Также они надевали очень красивые украшения на предплечья. Все эти украшения, в отличие от костюма, были очень изысканны.

Как правило, на убранство сцены никто внимания не обращал. Музыканты ходили туда-сюда за танцором, со всеми своими инструментами и барабанами. Очень часто задник падал, со всеми рекламами, которым был увешан.

Мне хотелось все это поменять. Я заставила музыкантов видеть сбоку сцены. Перестала использовать Гармониум и Надасварам для аккомпанемента, вместо этого я выбрала более благозвучные инструменты – мукхавину, флейту и пр. Создала свои собственные модели костюмов.

Мадам Сазан, которая была очень хорошим портным, а Мери Элмор помогали мне воплотить в жизнь мои идеи. Конрад Волдринг, выдающийся молодой музыкант, был удивительно осведомлен в сценической технике, а Алекс Элмор был настоящим экспертом по свету. Все они делали удивительные вещи даже с тем примитивным оборудованием, которое у нас было.

Эта работа оказала огромное влияние на презираемый всеми Садир, который предстал перед публикой в совершенно новом облике.

На Бриллиантовый юбилей мы ожидали около 200 человек, а пришли 2000. Ажиотаж был огромный. Но самое главное, что предубеждение к танцу было ликвидировано. Мне хотелось работать в этом направлении дальше и реализовать мои собственные идеи с помощью Бхаратанатьям. Но перед тем, как приступить к работе, мне хотелось съездить в Чидамбарам и посвятить себя Повелителю танца, Господу Шиве.

В.С. Шриниваса Шастри организовал для нас такую возможность. До этого никому не позволялось танцевать внутри самого храма, в главном Пракарам. Мы поехали потихоньку, без лишнего шума. Нас было только десять человек – д-р Арундейл, я сама, Тайгер Варадачари, Папанасам Шиван, Субрамания Шастри и несколько моих музыкантов.

Когда мы достигли храма, Шриниваса Шастри выбежал навстречу, чтобы предупредить нас. «Не ходите туда» – сказал он, «там огромная толпа народу, вас сомнут». Как-то новость о танце просочилась наружу. Но, раз уж мы приехали, я решила не отступать. Мы вошли внутрь. Там была ужасная давка. Нашу группу разделили.

Каким-то образом я добралась до святилища и крикнула моим музыкантам поверх толпы, чтобы они играли там, где они стоят! Я станцевала только Алариппу в качестве моего приношения, во время танца мне удалось продвинуться назад и выйти из храма. Это был великий момент! Каменный пол храма был мягкий, как цветочное ложе – это был величайший духовный опыт.

Я почувствовала, что теперь у меня были благословения Господа, и я могла приступить к работе, мысль о которой я хранила внутри.

Источник: https://nasa2000.livejournal.com/19263.html

Ссылка на основную публикацию