Усиление индусского национализма – туризм

Индусский национализм: идеология и практика. Часть 1. Саваркар — творец хиндутвы

В Индии растут националистические настроения. Радикально настроенные индусы обеспокоены ростом численности иноконфессиональных групп населения страны, в первую очередь христиан и мусульман.

О том, что мусульман и христиан в Индии стало слишком много, еще в 2015 году заявляла вице-президент одной из крупнейших праворадикальных партий страны «Хинду Маха Сабха» Садхви Дева Тхакур.На самом деле, ничего удивительного в распространении идей индусского национализма нет.

Еще в первой половине ХХ века в Индии, в период национально-освободительной борьбы против британских колонизаторов, стали появляться многочисленные националистические организации. Среди них были и более умеренные движения, ориентированные на демократические ценности, и радикальные организации, не скрывавшие своих симпатий к германским нацистам и итальянским фашистам.

О деятельности Субхаса Чандра Боса — одного из ярчайших представителей индийского национализма в 1930-е — 1940-е гг. , мы уже рассказывали в одном из материалов. Но, помимо Субхаса Чандра Боса, в первой половине ХХ века в Индии действовали и другие националистические политики и мыслители.

Их взгляды легли в основу концепции индусского национализма — хиндутва, которой сегодня придерживается большинство ультраправых организаций Индии. У истоков концепции хиндутвы стоял философ, писатель и поэт Винаяк Дамодар Саваркар (1883-1966). Именно он ввел понятие «хиндутва», т.е. — «индусскость», в политический и философский лексикон Индии.

Хиндутва — это политическая философия индусского национализма, обращающаяся к рядовому индусу — обывателю, не умудренному серьезным философским знанием. Смысл хиндутвы — в объединении всех индусов, к которым относят не только индуистов всех многочисленных направлений и сект, но и представителей других сугубо индийских религий — сикхов, джайнистов, буддистов.

Именно они, по мнению идеологов индусского национализма, и являются подлинными хозяевами Индии, которые должны определять политическое лицо индийского государства.

Однако, в отличии от представителей «общеиндийского» национально-освободительного направления, сторонники хиндутвы видели опасность для Индии не только в британских колонизаторах, но и в представителях инокультурных и иноконфессиональных групп. Под ними подразумевались мусульмане и христиане, хотя среди них подавляющее большинство составляли этнические индийцы.

Таким образом, для сторонников хиндутвы определяющую роль в признании человека «своим» играла не этническая или национальная идентичность, поскольку, скажем, индийцы-мусульмане или индийцы-христиане рассматривались как чужеродные группы, а принадлежность к индийской культуре.

Винаяк Дамодар Саваркар, сыгравший важнейшую роль в становлении идеологии индусского национализма, родился в 1883 году в семье брахманов — маратхов по национальности (один из крупнейших народов Индии) в городе Насик, что в штате Махараштра. Насик — древний культовый центр индуизма, где сохранилось более ста древних храмов.

Это один из четырех городов, в которых проводится знаменитый «праздник кувшина» Кумбха-мела. Саваркар воспитывался в брахманской среде, пропитанной пиететом по отношению к традиционным ценностям индуизма. Еще в очень юном возрасте Саваркар создал собственную небольшую националистическую группу Митра Мела («Собрание друзей»).

Затем молодой человек поступил в очень престижный Фергюссон колледж в городе Пуна. Здесь, получая хорошее образование, Саваркар все больше убеждался в необходимости освобождения Индии от власти британских колонизаторов. Во время учебы по инициативе Саваркара была создана новая радикальная группа — «Абхинав Бхарат» («Молодая Индия»). За участие в ее деятельности молодого человека исключили из колледжа, хотя и позволили сдать экзамены. Саваркар уехал в Великобританию — получать юридическое образование. Вот такой, кстати, парадокс — многие деятели национально-освободительных движений азиатских и африканских стран использовали предоставленные колонизацией возможности получать образование в Европе, при этом оставаясь убежденными противниками европейского культурного влияния.

С юных лет Саваркар стал сторонником вооруженной борьбы за независимость Индии. Это была семейная черта. Его родной брат Ганеш Саваркар участвовал в восстании против британцев, был арестован, что заставило Винаяка бежать из страны. Он пытался скрыться во Франции, но был выдан британским властям и помещен под стражу.

В 1910 году Саваркар был приговорен к пятидесяти годам тюремного заключения. Для 27-летнего Саваркара это был фактически смертный приговор. Отбывать наказание молодого революционера направили на Андаманские острова. Находившаяся там тюрьма славилась очень жестоким обращением с заключенными, тяжелыми бытовыми условиями.

Отдаленность островов позволяла тюремной администрации чувствовать свою вседозволенность. Лишь в 1924 году, проведя в тюрьме четырнадцать лет, Саваркар был освобожден из заключения. Но даже после освобождения он не скоро смог вернуться к политической и литературной деятельности, так как был сильно ограничен в правах.

К тому времени, когда Саваркар вышел на свободу, в индийском национально-освободительном движении приобрели особую популярность идеи гандизма. Мохандас Карамчанд Ганди выступал за ненасилие и надеялся на достижение независимости Индии мирным путем.

Кроме того, он хотел объединить для этой цели все слои индийского общества, вне зависимости от их религиозной принадлежности. Саваркару эти идеи были глубоко чужды.

Осмысливая перспективы развития индийского национального движения, еще в годы тюремного заключения он пришел к выводу о том, что индийская национальная идентичность должна быть основана на принципе «индусскости» — «хиндутва». Индуизм, джайнизм, буддизм и сикхизм Саваркар считал составными компонентами единого индийского культурного комплекса. Он приветствовал возвращение в индуизм и другие индийские религии индийцев из мусульманских и христианских семей.

В 1937 году за свою активную политическую и общественную деятельность Винаяк Дамодар Саваркар был избран президентом «Хинду Маха Сабха» — «Большого собрания индусов» (на фото — собрание ХМС). Эта крупнейшая в Индии политическая организация националистического толка возникла еще в 1914 году.

Несмотря на то, что многие члены ХМС действовали в составе Индийского национального конгресса, в целом организация выступала именно с позиций индусского религиозного национализма. То есть, ее пути кардинально расходились с позициями таких «титанов» индийского национального движения как Махатма Ганди и Джавахарлал Неру.

Цветом «Хинду Маха Сабха» стал шафранный цвет, широко используемый в одежде индуистских священнослужителей. На знамя организации была помещена свастика — также традиционный индуистский символ. Шафранными были и одеяния активистов движения.

Еще в начале 1930-х годов, до того, как Саваркар возглавил «Хинду Маха Сабха», один из ее лидеров Бхаи Пармананда (1876-1947) выступил с проповедью превосходства индусской социальной организации и образа жизни в мировом масштабе. По мнению Пармананды, индийская цивилизация является древнейшей в мире, а священные книги индусов содержат важнейшие для человечества истины.

Из этого утверждения Пармананды проистекал следующий тезис — Индостан является землей индусов. Христианское и мусульманское население на индийской земле является пришлым. В разряд «гостей» переходят и те индусы, что принимают чужеземную веру и, тем самым, вычеркивают себя из традиционного индусского общества.

После начала Второй мировой войны в индусском националистическом движении также произошло размежевание. В отличие от Субхаса Чандра Боса, сотрудничавшего с Третьим Рейхом, а затем начавшего создавать Индийскую национальную армию и правительство «Свободной Индии» под эгидой японцев, Винаяк Саваркар и руководимая им «Хинду Маха Сабха» заняли пробританские позиции.

Если Субхас Чандра Бос питал иллюзии насчет поддержки индийского национального движения со стороны стран Оси, то Саваркар был более хитрым политиком. Нет, он не рассчитывал, как Ганди, что Великобритания предоставит Индостану независимость взамен на поддержку против Германии и Японии.

Но он был убежден, что боевой опыт в составе британских войск не помешает индийскому национальному движению сформировать собственные вооруженные силы и уже тогда добиться независимости.

В 1943 году Саваркар, которому к тому времени было уже 60 лет, в связи с ухудшением здоровья, покинул пост президента Хинду Маха Сабхи. Пост главы организации занял Шьяма Прасад Мукерджи (1903-1951).

В отличие от Саваркара, Мукерджи (на фото) был не маратхом, а бенгальцем по происхождению. Но, как и Саваркар, Мукерджи был юристом. Его отец Ашутош занимался адвокатской практикой. Сам Мукерджи занимал весьма умеренные по сравнению с Саваркаром позиции. В частности, он сотрудничал с колониальными властями и даже в 1941-1942 гг. занимал пост министра финансов Бенгалии. Поэтому политика Хинду Маха Сабха после прихода к руководству Мукерджи стала более умеренной. Тем более, что изменилась и политическая ситуация.

Индии было суждено получить независимость все же мирным путем, пусть и не без многочисленных проблем и жертв. На территории бывшей Британской Индии были созданы два государства — Индия, для индусов, и Пакистан — для мусульманского меньшинства.

Таким образом, на первый план после провозглашения независимости вышел вопрос взаимоотношения индусов и мусульман, тем более, что в Индии оставалась огромная мусульманская община, а в Пакистане продолжали проживать многочисленные последователи индийских религий. Индусские националисты выступили против создания государства Пакистан.

В рядах противников создания Пакистана оказался и лидер организации Шьяма Прасад Мукерджи, хотя он и занимал министерский пост в правительстве Джавахарлала Неру. Наибольшую критику со стороны индусских националистов вызывали позиции гандистов.

Махатма Ганди проводил последовательный курс на примирение индусов и мусульман, что стоило ему жизни. Индийские националисты крайнего толка видели в его взглядах лишь предательство подлинных интересов индусского населения. Особенно возмутило индусских националистов то, что Ганди добился выплаты Пакистану 550 млн. рупий компенсации.

30 января 1948 года во время прогулки Махатма Ганди был убит. Его застрелил Натхурам Винаяк Годзе (1910-1949) — маратх по национальности, соплеменник Саваркара и давний участник индусского националистического движения (на фото).Годзе состоял в организации «Хинду Маха Сабха».

Начатое расследование позволило выявить и его вероятных сообщников. Среди арестованных были Нараян Апте, признанный непосредственным организатором покушения на Ганди, и брат Натхурама Годзе Гопал Годзе. Нараян Апте и Натхурам Годзе были приговорены к смертной казни и повешены, еще четыре человека получили пожизненное лишение свободы.

Гопал Годзе был приговорен к восемнадцати годам лишения свободы. Привлекался к уголовной ответственности и сам Винаяк Саваркар, однако судебное разбирательство доказало непричастность 66-летнего философа и писателя к организации убийства Махатмы Ганди.

Источник: https://topwar.ru/107139-indusskiy-nacionalizm-ideologiya-i-praktika-chast-1-savarkar-tvorec-hindutvy.html

Индусский национализм: идеология и практика. Часть 4. Защитники дхармы под тенью баньяна

Одной из крупнейших международных организаций последователей индусского национализма и концепции «хиндутва» является «Вишва хинду паришад» — «Всемирный совет индусов». Ее создание было вызвано стремлением индусских националистов консолидировать свои усилия для утверждения принципа «хиндутвы» в качестве основополагающего для политической жизни Индии.

29 августа 1964 года в Бомбее (ныне — Мумбаи) проходил очередной Кришна-джанмаштами — фестиваль, посвященный дню рождения Кришны. В это же время проходил и съезд «Раштрия сваямсевак сангх», в котором принимали участие не только члены организации, но и представители всех дхармических общин Индии — то есть, не только индуистов, но и буддистов, джайнистов и сикхов.

Кстати, от буддистов в съезде участвовал сам Далай-лама XIV, к тому времени уже проживавший в Индии. Выступавший на съезде лидер «Раштрия сваямсевак сангх» Голвалкар заявил, что все индусы и последователи индийских религий должны консолидироваться для защиты Индии и интересов индусов.

Именно для достижения этой цели, согласно заявлению, и было начато создание Всемирного совета индусов.

Его президентом был избран Свами Чинмайананда (1916-1993) — всемирно известный индуистский гуру, основатель «Чинмайя миссии», пропагандировавшей учение Адвайта Веданты. «В миру» Свами Чинмайананду звали Балакришна Менон.

Уроженец южного региона Керала, в молодости он учился в университете Лакхнау, работал журналистом, активно участвовал в движении за независимость Индии и даже подвергался тюремному заключению. Генеральным секретарем «Вишва хинду паришад» стал Шива Шанкара Апте (1907-1985) — также журналист по профессии, один из лидеров «Раштрия сваямсевак сангх».

Выступая на съезде, Апте подчеркнул, что в современной ситуации христиане, мусульмане и коммунисты конкурируют за влияние на индусское общество. Поэтому необходимо консолидировать индусов и оградить их от чужеземных идеологий и религий.

В качестве базовых принципов новой организации были определены: 1) утверждение и пропаганда индусских ценностей, 2) консолидация всех индусов, проживающих за пределами Индии и защита индусской идентичности в мировом масштабе, 3) объединение и усиление индусов в самой Индии. Символом «Вишва хинду паришад» стало священное для индусов баньяновое дерево.

Дальнейшая популяризация Всемирного совета индусов была связана с изменениями в политической ситуации в стране и с ухудшением индо-пакистанских отношений. Стремительное усиление организации началось в 1980-е годы и было связано с начатой кампанией в Айодхье. Некогда этот древний город, расположенный в штате Уттар-Прадеш, был столицей крупной индусской державы Чандрагупты II.

Он считается местом рождения бога Рамы и почитается в качестве одного из важнейших священных городов индуизма. Однако, в Средние века территория Уттар-Прадеш стала объектом экспансии мусульман и вошла в состав державы Великих Моголов. В XVI веке император Бабур основал в городе Айодхья мечеть Бабри. Она простояла почти четыре столетия, но в начале 1980-х гг.

индусские националисты заявили, что мечеть была построена на месте разрушенного моголами храма бога Рамы. Началась кампания «за освобождение Айодхьи», в которой массовое участие приняли активисты «Вишва хинду паришад».Массовые действия «Вишва хинду паришад» по «освобождению Айодхьи» начались с демонстраций протеста и постоянных исков в суд.

Организация пыталась добиться закрытия мечети Бабри и ссылалась в качестве аргумента на заброшенное состояние культового учреждения. В результате кампании организация обрела поддержку со стороны широких масс индусского населения, в первую очередь — радикально настроенной молодежи. В 1984 году было создано молодежное крыло «Вишва хинду паришад» — «Баджранг дал».

Оно выступало с более радикальных позиций. Кампания «за освобождение Айодхьи» была популяризована с помощью ресурсов «Бхаратия джаната парти», в результате чего вышла в число наиболее обсуждаемых в индийских средствах массовой информации. Начались марши «за освобождение Айодхьи». Но правительство Индийского национального конгресса предпочитало нараставшую проблему игнорировать.

Как оказалось — зря.

6 декабря 1992 года «марш на Айодхью», в котором приняли участие свыше 300 тысяч индусов, завершился разрушением мечети Бабри. Это событие было неоднозначно воспринято в индийском обществе. В целом ряде регионов страны начались массовые беспорядки в виде уличных столкновений индусов и мусульман.

Волнения сопровождались человеческими жертвами, погибли 1-2 тысячи человек. Расследование инцидента в Айодхье продолжалось до 2009 года. Правительственной комиссией, которой руководил бывший судья Верховного суда Либерхан, был сделан вывод о том, что разрушение мечети подготовили и осуществили индусские националистические организации.

Однако, представители «Вишва хинду паришад» выступили с заявлением о мотивированности их действий растущими противоречиями между индусами и мусульманами Индии. Всемирный совет индусов выступил с резкой критикой политики Индийского национального конгресса, который обвинили в поддержке мусульманских и христианских меньшинств и ущемлении интересов индусского большинства.

Читайте также:  Путешествие по словении - отпуск в июне в словении

В настоящее время, как и другие организации, разделяющие концепцию «хиндутва», «Вишва хинду паришад» выступает под лозунгами индусского религиозного национализма — за индусскую идентичность, за преимущественные права индусов на индийской земле.

Главным объектом критики «Вишва хинду паришад» в последние годы стали исламские фундаменталисты. ВХП обвиняет их в экспансии на территорию Индии и критикует правительство за то, что оно не предпринимает реальных действий по защите индусской идентичности.

Особенные опасения вызывает у индусских националистов нерадостная перспектива распространения террористической активности радикально-фундаменталистских организаций, действующих на Ближнем и Среднем Востоке, на территорию Индии.

Недоброжелательное отношение к исламу со стороны индусских националистов связано с тем, что последние рассматривают ислам как религию, насаждавшуюся на индийской земле захватчиками, пришедшими с запада — с территории Среднего Востока. При этом мусульман обвиняют в том, что в прошлом их единоверцы разрушали индусские храмы и насильно обращали индусов в ислам.

Негативно относится ВХП и к христианству, только уже по другим соображениям — христианство связывается индусскими националистами с эпохой колонизации Индии. Миссионерская деятельность христианских священников, по мнению националистов, представляла собой одну из форм духовной и идеологической колонизации Индостана.

В настоящее время ВХП выдвигает несколько основных требований, которые можно рассматривать и как цели политической борьбы Всемирного совета индусов. Первая из них — добиться построения храма бога Рамы в Айодхье. Кроме того, ВХП требует запретить обращение индусов в христианство и ислам, прекратить миссионерскую деятельность этих религий в Индии.

Важнейший принцип — введение полного запрета на убийство коров на территории Индии, что должно заставить иноконфессиональные группы придерживаться индусских обычаев. Индия, согласно утверждениям «Вишва хинду паришад», должна быть официально объявлена государством индусов — «Хинду раштра», в котором приоритетные права получат индуисты, джайнисты, буддисты и сикхи.

Большое внимание ВХП уделяет и проблеме терроризма, требуя ужесточить ответственность за участие в террористических организациях. Также организация требует принятия нового Гражданского кодекса, обязательного к исполнению для всех жителей страны, вне зависимости от их национальной и религиозной принадлежности.

С ВХП связаны неоднократные массовые и кровопролитные столкновения между индусами и мусульманами в разных штатах Индии. Одно из наиболее масштабных столкновений произошло в 2002 году. 27 февраля 2002 года загорелся пассажирский поезд, в котором возвращалась после паломничества в Айодхью большая группа индусов. В пожаре погибли 58 человек.

Пожар произошел, когда поезд проходил город Годхра, что на востоке западного индийского штата Гуджарат. В поджоге поезда людская молва обвинила мусульманин, которые, якобы, действовали из соображений мести организации «Вишва хинду паришад» за разрушение мечети Бабри, тем более, что в поезде ехали и активисты ВХП.

В Гуджарате начались массовые беспорядки, вошедшие в историю как Гуджаратское восстание 2002 года.Наиболее ожесточенные столкновения произошли в Ахмадабаде — крупнейшем городе Гуджарата. Здесь проживает достаточно много мусульман, и именно они стали объектом нападения индусских радикалов. В кровопролитных столкновениях погибли до 2000 мусульман.

22 человека были заживо сожжены толпой беснующихся радикалов в знак мести за пожар в поезде. Правительство было вынуждено ввести в Ахмадабад войсковые части для усмирения протестующих. В четырех городах Гуджарата был введен комендантский час, а представители правительства обратились к индусским националистам с призывом прекратить волну насилия.

Одновременно полиция задержала 21 мусульманина. Задержанных заподозрили в причастности к поджогу поезда.

«Вишва хинду паришад», будучи праворадикальной организацией, тем не менее, выступает против кастовых предрассудков, поскольку стремится объединить всех индусов, вне зависимости от кастовой принадлежности.

Кстати, лидеры ВХП утверждают, что именно индусские националисты, а отнюдь не представители христианских миссий, несут основную нагрузку в деле борьбы против кастовых предрассудков.

Равным образом, ВХП выступает против вражды и разногласий между представителями разных «дхармических» религий — индуистами, джайнистами, буддистами и сикхами, поскольку все они являются индусами и должны сплотить свои усилия для утверждения принципов «хиндутвы».

В рядах ВХП находятся как относительно умеренные индусские националисты, так и представители крайних радикальных направлений. Более высок радикализм у молодежного крыла организации — Баджранг дал. В переводе это означает «Армия Ханумана» — легендарного обезьяньего царя. Численность этой организации, по словам руководителей, достигает 1,3 млн человек.

В Индии действует несколько крупных «шакхи» — учебно-тренировочных лагерей, в которых бойцы «Армии Ханумана» повышают свой уровень физической и образовательной подготовки. Наличие этих лагерей позволяет оппонентам ВХП утверждать, что организация является военизированной и готовит боевиков для участия в массовых беспорядках и погромах иноконфессиональных групп населения.

Руководителем «Вишва хинду паришад» в настоящее время является Правин Бхай Тогадия (род.1956) — индийский врач, хирург-онколог по профессии, с молодости участвующий в индусском националистическом движении. Еще в конце 1970-х годов Правин Тогадия работал в качестве инструктора в одном из лагерей подготовки членов «Раштрия сваямсевак сангх».

Правин Тогдаия — выходец из штата Гуджарат, где он пользуется большим влиянием. Ряд средств массовой информации связывает его с событиями 2002 года в Гуджарате и утверждает, что влияние Тогадия позволило националистам лоббировать свои позиции в гуджаратской полиции.

В результате полиция штата задерживала мусульман по обвинению в причастности к поджогу поезда. Однако, сам Тогадия называет себя противником насилия в рамках движения «хиндутвы» и не приветствует насильственные методы борьбы. Но индийское правительство до недавнего времени относилось к деятельности Тогадия с большими опасениями.

Против него возбуждались уголовные дела, а в 2003 году политик помещался под арест.Таким образом, анализируя современный индусский национализм, можно сделать следующие основные выводы по его идеологии и практике. Большинство индусских националистов придерживаются концепции «хиндутва» — индусскости.

Это возвышает их над узким религиозным фундаментализмом, поскольку в этой концепции к индусам относятся не только индуисты, но и представители других религий индийского происхождения — буддисты, джайнисты и сикхи.

Во-вторых, индусских националистов отличает негативное отношение к кастовой иерархии, стремление к эмансипации неприкасаемых и женщин, что задает прогрессивный вектор для целого ряда направлений их деятельности.

Основную опасность для Индии индусские националисты видят в распространении чуждой культуры и религии, причем наибольшее неприятие с их стороны вызывает исламская община. Это объясняется не только историческими обидами, но и постоянным противоборством Индии и Пакистана.

Приход к власти в Индии «Бхаратия джаната парти», считающейся крупнейшей среди организаций, придерживающихся «хиндутвы», можно рассматривать как начало нового периода в истории индусского национализма. Теперь индусским националистам нет смысла отвергать все начинания правительства, они превращаются лишь в радикальную фракцию, которая может постоянно давить на кабинет министров с целью добиться очередного продвижения идей «хиндутвы» на государственном уровне.

Источник: https://hist-etnol.livejournal.com/4796458.html

Индия: Тренды 2015 года и прогноз на 2016-й

Тренды 2015 года:

Приход к власти в Индии премьер-министра Нарендры Моди и его Bharatiya Janata Party придал индийской внешней политике больше суверенности и субъектности.

Индийская политика не терпит резких изменений, поэтому наиболее отчетливо этот тренд стал проявляться в 2015 году. В проведении многовекторной политики и поддержании дружественных отношений, как со странами Запада, так и странами БРИКС Индия Моди продолжила курс предыдущих правительств.

Тем не менее, принципиально иная идеологическая база предполагает, что эта стратегия будет продолжена более уверенно.

Bharatiya Janata Party в отличие от правившего Индией долгое время Индийского национального конгресса предполагает особое видение исторической идентичности этой страны.

В то время как большинство предыдущих индийских лидеров представляли  ​​светскую версию общеиндийского национализма, нынешний премьер-министр Нарендра Моди и его партия Бхаратия Джаната придерживаются иной политической идеологии, основанной на традиционной индусской религиозной идентичности (Хиндутва).

Главным идейным стержнем внешней политики Индии при Моди стал упор на защиту традиционных ценностей и жесткое по сути, но мягкое по форме оппонирование западному глобализму. Индия продолжила стратегическое взаимодействие с Россией и Китаем, направленное на строительство многополярного мира, пытаясь в то же время в одночасье не испортить отношения с Западом.

Конкуренция с Китаем

Еще одним трендом 2015 года стало то, что многие аналитики назвали «Холодной войной» между Китаем и Индией.

Это связано, прежде всего, с политическими и экономическим интересами Китая в традиционно индийской зоне влияния: в Бангладеш, на Шри-Ланке, Непале, борьбой за влияние на Мальдивские острова,  нерешенными территориальными конфликтами на севере Кашмира и северо-востоке штата Аруначал-Прадеш, усилением влияния Китая в Афганистане и Пакистане.

В конкуренции с Китаем Индия выразила готовность опереться на поддержку Японии, которая уверенно возвращается на мировую арену в качестве активного игрока.

Во время визита премьер-министра Страны восходящего солнца в Дели был подписан ряд стратегических соглашений.

Среди них сотрудничество в области военных технологий, строительство первой в Индии высокоскоростной железной дороги и атомная энергетика.

Тем не менее, итоги визита премьер-министра Индии Нарендры Моди в Китай в этом году свидетельствуют о том, что слухи о «Холодной войне» между Индией и Китаем слишком преувеличены.

Обе страны заключили соглашения на 22 миллиарда долларов. Наиболее значимые направления сотрудничества: развитие возобновляемых источников энергии, черной металлургии, электронная коммерция.

Визит показал заинтересованность китайских компаний в инвестицию в Индию.

 Усиление взаимодействия с Россией

В отношениях с Россией любая конкуренция отсутствует. Сближению обоих стран способствует то особое внимание, которое всегда уделялось в российской геополитике Индии.

Выход к Индии и Индийского океану был одной из главных задач, стоявших перед Россией во время “Большой игры” между Российской и Британской империями в Центральной Азии в девятнадцатом веке.

Проект меридионального геополитического альянса России и Индии разрушает атлантистскую «стратегию Анаконды» по отношению к Хартленду Евразии. В результате, Россия может получить доступ к южной части Евразийского Римленда и стратегически важной части Индийского океана.

Индия, в свою очередь сделала упор на получение от России высоких технологий и природных ресурсов, в первую очередь энергоресурсов. В ходе посещения премьер-министром Нарендрой Моди России в декабре 2016 года страны договорились о совместных инфраструктурных проектах на 1 млрд. долларов США.  Индия продолжила закупать российские вооружения. Сейчас Россия основной поставщик оружия в Индию.

Принципиальным моментом оборонного сотрудничества с Россией стала передача Россий оборонных технологий Индии. Так было подписано соглашение по производству вертолетов Ка-226 в Индии.

Обсуждаются перспективы совместной разработки многофункционального истребителя и многоцелевого транспортного самолета.

Продолжение сотрудничества с Россией на этом направлении дает возможность создания в Индии собственного оборонно-промышленного комплекса, что повысит самостоятельность страны и придаст стимул развития ее экономике.

Региональная геополитика

В контексте региональной политики в Южной Азии Индия в течение года пыталась сохранить доминирующее положение в традиционной зоне своего влияния: в Непале, Бутане, на Шри-Ланке, в Бангладеш и расширить его на Маврикий,  Мальдивские и Сейшельские острова в Индийском океане, а также упрочить свои позиции в АСЕАН на фоне соперничества с Китаем.

Моди стал первым премьер-министром Индии с 1981 года, который посетил Сейшельские острова. Во время визита на Сейшелы и Маврикий в марте 2015 года он высказался за развитие Ассоциации побережья Индийского океана (Indian Ocean Rim Association), которая включает страны Южной Аравии, Восточной Африки, Малайзию и Индонезию, Индию, Австралию и Иран.

В Шри-Ланку Индия в этом году решила вложить 318 млн. долларов в дополнение к 1, 6 млрд. долларов прямых инвестиций, оговоренных ранее. Обе страны решили интенсифицировать оборонное сотрудничество в Индийском океане.

В 2015 году Индия продолжила попытки усилить свое влияние в Афганистане, увеличив прямые инвестиции в эту страну и оказывая содействие в ряде инфраструктурных проектов. Наиболее показательным стало открытие в декабре 2015 года парламентского центра в Кабуле, на которое приехал лично Моди.

Кроме того, Моди продемонстрировал готовность к нормализации отношений с Пакистаном. Лидеры Пакистана и Индии провели историческую встречу в рамках саммитов БРИКС и ШОС в России. Тогда же Индия стала членом Шанхайской организации сотрудничества, в которой главную роль играют Россия и Китай. Однако к ощутимым результатам эта встреча не привела.

В конце года Моди нанёс неожиданный визит в Пакистан, после посещения Москвы и Кабула. Нормализация отношений с Пакистаном и заинтересованность Индии в развитии мирного процесса в Афганистане связаны с необходимостью реализации ключевых энергетических проектов по проведению нефте и газопроводов через эти страны из Ирана и России в Индию.

Рам Мадхав, генеральный секретарь BJP  в декабре 2015 года в эфире телеканала «Аль-Джазира» выразил надежду на создание «Великой Индии».

По его словам одной из важнейших геополитических задач его партии является создание Akhand Bharat, или «неделимой Индии», в состав которой вошли бы Индия, Пакистан и Бангладеш.

По словам представителя правящей партии объединение южноазиатского стратегического пространства произойдет мирным путем. Обсуждение темы южноазиатской интеграции может стать новым трендом в 2015 году.

Внимание к диаспоре

Моди стал первым премьер-министром, который стал уделять особое внимание индийской диаспоре. Это связано с осмыслением им Индии как центра «Индусского мира» в рамках идеологии Хиндутвы и тем, что в странах Запада структуры Bharatiya Janata Party и Rashtriya Swayamsevak Sangh, политическим крылом которой является  BJP, традиционно сильны.

Значение этого фактора в лоббировании индийских интересов на Западе пока недооценено. Нынешнее индийское руководство намеренно превратить диаспору в механизм эффективного влияния на политику и экономику других стран.

Кроме того, руководство Индии рассчитывает, что диаспора сможет стать источником инвестиций и высоких технологий для индийской экономики.

Внутриполитические проблемы

В то же время Моди столкнулся с рядом проблем во внутренней политике. Это касается в первую очередь замедления в проведении ряда социальных реформ и усилением индусского радикализма, который вызывает ответную реакцию других религиозных групп, в первую очередь мусульман и сикхов.

Главная задача в области управления экономикой – принятие Единой шкалы налогообложения для всех индийских штатов – торпедируется оппозицией в индийском парламенте. Недовольство профсоюзов и государственных служащих вызывают планы реструктуризации и повышения эффективности государственных предприятий за счет снижения доли государственного участия и повышения роли частных инвесторов.

BJP в 2015 году проиграла выборы в столичном регионе  Дели и штате Бихар во многом благодаря неолиберальному тренду в своей экономической политике и чрезмерной эксплуатации образа премьер-министра Нарендры Моди.

В обоих случаях BJP уступила региональным политическим силам левой или лево-центристской ориентации. В столице победы добилась Aam Aadmi Party, «Партия среднего человека», созданная активистами кампании 2011 года «Индия против коррупции».

«Индия против коррупции» по своей структуре, методам работы и лозунгам, была схожа с протестными движениями «Арабской весны»

Читайте также:  Республика замбия - флаг, карта, климат, достопримечательности и отдых в замбии

Прогноз на 2016 год:

В 2016 все тренды 2015 года продолжатся. Индия продлит курс на строительство многополярного мира при этом ее политика останется многовекторной. Индия заинтересована в западных технологиях и инвестициях.

Открытого конфликта с Западом не произойдет, однако усиление Индии, продвижение ей многополярной повестки дня и возрастающая значимость российско-индийских связей приведут к тому, что страны Запада интенсифицируют попытки по смене правящего режима в Индии.

Интенсификация российско-индийских отношений

Взаимодействие с Россией интенсифицируется, так как только Россия может помочь Индии не только перевооружить армию и флот, но и начать создавать собственный эффективный военно-промышленный комплекс. Кроме того, только Россия с ее энергоресурсами и технологиями в области атомной энергетики может помочь удовлетворить растущий индийский энергетический голод.

Объединив растущую индийскую промышленность и огромное население с российскими технологиями, наукой и ресурсам, а также с российской военной мощью Путин и Моди могут сделать этот союз эффективным противником западного влияния в регионе и в мире в целом.

Кроме того, стоит ожидать, что Индия и Россия расширят сотрудничество в области безопасности и противодействия исламскому терроризму. ИГИЛ обозначил Индию, как одну из своих вероятных целей в будущем году. Индия как страна с одной из самых крупных мусульманских общин в мире может стать мишенью террористов, как и Россия.

Отношения с Китаем

Несмотря на геополитическую конкуренцию с Китаем обе страны придерживаются единого видения будущего мира, а потому будут едины в области стратегических решений, влияющих на будущее мировой системы в целом. И Индия, и Китай готовы развивать взаимовыгодное экономическое сотрудничество. Этот тренд продолжится и в 2016 году.

Отношения с Китаем останутся стабильными, но конкурентными. Продолжится борьба за влияние на Шри-Ланку, Мальдивы, Непал, Пакистан, Афганистан и Бутан. Индия попытается усилить свои позиции в юго-восточной Азии, включая Таиланд, Лаос, Индонезию, Вьетнам. Ввиду конкуренции с Китаем, Индия продолжит политику сближения с Японией.

Борьба за Индийский океан

Индия продолжит попытки утвердиться в качестве ведущей морской державы в Индийском океане. На это направлено как военно-морское сотрудничество с Россией и Японией в области оборонных технологий, так и  взаимодействие со странами региона.

В 2016 году в борьбе за влияние в Индийском океане Индия столкнется не только с Китаем, но и с Саудовской Аравией.

Последняя, используя тот факт, что большинство населения Мальдивских островов мусульмане-сунниты, продолжает попытки использовать в своих интересах исламских фактор.

Однако в 2016 году ввиду падения цен на нефть, дефицитного бюджета внутренних проблем и разоряющей страну кампании в Йемене саудиты не смогут уделить Индийскому океану должного внимания, что будет на руку Индии.

Афганистан

Несмотря на конкуренцию с Китаем за влияние на афганское правительство обе великие державы заинтересованы в скорейшем разрешении межафганских противоречий.

А значит, вместе с Китаем Индия будет выступать за проведение переговоров с умеренными талибами и поддержит уничтожение отрядов ИГИЛ и радикальных талибов.

В Афганистане индийские интересы столкнутся с интересами США и стран Персидского залива, которые по разным причинам не заинтересованы в мирном процессе в этой стране.

Нормализация отношений в Афганистане может поставить вопрос об окончательном выводе войск НАТО из этой ключевой для Центральной Азии страны и способствует реализации ключевых энергетических проектов, которые свяжут Китай и Иран, Индию и Иран, Индию и Россию. Потому США попытаются сохранить свое влияние в Афганистане и сорвать мирный сценарий, а страны Залива сохранить зависимость Индии от своих нефтяных и газовых поставок.

Поддержка исламских радикалов в Афганистане со стороны США и стран Персидского залива возрастет, что скажется непосредственно на безопасности Индии и Пакистана. В 2016 году высока вероятность новых терактов в Пакистане и возхобновление активности исламских террористов в Индии.

Пакистан

Возможность серьезного индо-пакистанского конфликта маловероятна. Обе страны продолжат постепенное сближение.

Положительным фактором станет уменьшение зависимости Пакистана от США и переход значительной части элиты страны к поддержке многополярности на фоне того, что Соединенные Штаты не могут предложить исламскому миру никаких позитивных целей развития.

Тем не менее, ввиду застарелых религиозных конфликтов и китайско-индийской конкуренции движения в сторону оформления этого сближения в рамках интеграционного объединения в Южной Азии не произойдет. Тем не менее этот проект начнет обсуждаться, ввиду заинтересованности в нем индийских элит.

Угроза цветной революции

Во внутренней политике Моди продолжит проводить политику реформ и попытается урезонить радикальных индуистов, подрывающих внутренний мир в стране с самой крупной после Индонезии мусульманской общиной в мире.

Новые визиты Моди в западные страны и на Ближний Восток будут сопровождаться массовыми выступлениями диаспоры в его поддержку. В то же время Запад попытается мобилизовать его противников, как в диаспоре, так и в самой стране.

В 2016 году очень вероятно, что Запад попробует испытать возможность организации цветной революции против Моди в Индии. Для этого будут использованы в первую очередь далиты (неприкасаемые), низкое социальное положение которых вкупе с многомиллионной численностью превращает их серьезный ресурс массовых протестов.

Второй подрывной силой могут стать индийские мусульмане, опасающиеся насилия со стороны индусских радикалов, с которыми ассоциируют BJP.

 Вполне вероятно, что для разжигания межконфессиональных конфликтов в стране в Индии будут организованы террористические акты, за которые возьмут ответственность террористические организации, связанные с Пакистаном.

Таким образом, противники Моди убьют двух зайцев – попытаются испортить отношения с Пакистаном и столкнут в противостоянии крупнейшие религиозные общины страны.

Третьей подрывной силой станут западные сети влияния, в том числе протестированные во время антикоррупционных беспорядков 2011 и 2012 года, неправительственные организации и протестантские секты.

Экономические проблемы, коррупция, нерешенные социальные проблемы будут использоваться для организации протестов в столице, законодательное собрание которой контролируют выходцы из прозападных сетевых структур имеющие опыт в организации протестов по типу «цветной революции».

В то же время западные СМИ и оппозиционные индийские медиаресурсы усилят демонизацию образа Моди как диктатора и индусского экстремиста, который нарушает религиозные свободы и ущемляет не-индусов.

Сепаратистский сценарий

Также Запад использует внутрииндийские противоречия для стимулирования сепаратистских тенденций в населенном сикхами Пенджабе, а также в отдаленных от основной части страны северо-восточных штатах Трипура, Ассам, Западная Бенгалия , Нагаленд.

Усиление индусского радикализма на фоне прихода BJPк власти, вызвало тревогу не только мусульман, но и сикхов.

Хотя с точки зрения идеологии Хиндутвы, сикхизм является автохтонной индийской традицией и потому в отличие от мусульман или христиан сикхи не рассматриваются как чужеродный элемент, радикальные индуисты не воспринимают сикхов как своих. Вероятно, что внешние силы попытаются разжечь и этот конфликт в 2016 году.

Конфликты на границах

В северо-восточной Индии возможна интенсификация конфликтов с сепаратистами из народов Нага и Бодо. В виду внутриполитического кризиса в Непале, в который вовлечены Индия и Китай и внутриполитического кризиса и усиления исламистов в Бангладеш, этот регион в будущем году может стать новым конфликтным узлом.

Преимущественно мусульманская страна, одна из беднейших в мире может стать базой для различных исламистских движений, атакующих Индию. ИГИЛ уже провел в 2015 году ряд террористических актов в Бангладеш. Весьма вероятно, что Индия будет вынуждена вмешаться во внутриполитические конфликты в Непале и Бангладеш.

Источник: http://katehon.com/ru/article/indiya-trendy-2015-goda-i-prognoz-na-2016-y

Исторические примеры роли национализма в создании или усилении дезинтеграции в исламском мире

Первым опытом негативного воздействия национализма на единство в исламском мире стало разделение исламской уммы на арабскую, персидскую и тюркскую.

На фоне преобразований на Западе, где выяснялись отношения между церковью и монархами, и, как следствие, появились правительства и народы, во всей исламской умме также происходили глубокие перемены и преобразования, которые привели к развалу великой исламской уммы и появлению националистических течений. До этого Ислам не ставил никаких границ и ограничений для тех, кто принимал эту Божью религию и человек, принявший Ислам, независимо от цвета кожи и языка, приезжал в исламские страны и города и считался своим, родным, а сам он считал своей родиной и домом любой город, который он выбирал для проживания. Однако после монгольского нашествия на земли Ислама, которое, в свою очередь, ознаменовало крах династии Аббасидов в Багдаде, великая исламская умма была разделена на три главные части по национальному признаку: арабскую, персидскую и тюркскую.

Другим фактором, повлекшим за собой развал великой исламской уммы связан с событиями 19 столетия. В это время национализм, как следствие французской революции становится главной составляющей внутренних оппозиционных течений в Османской империи.

Реформаторы сторонники новой османской империи руководствуясь идеями тюркского национализма, пантюркизма и османизма наряду с миссионерами католической церкви и прочих христианских конфессий воспользовавшись внутренними волнениями и беспорядками и военными походами чужеземцев на исламские земли подготовили предпосылки и почву раскола и разделения Османской империи.

Последствиями падения Османской империи стали волнения в Болгарии, российско-турецкая война, отношения с христианскими народами балканского региона, отделение Болгарии, Сербии, Румынии и Черногории от Османской империи и образование панарабизма.

В это время как пантюркизм, так и панарабизм постепенно переросли из идеологической и культурной формы в политические и социальные преобразования, и их распространение происходило в отдельных случаях и непостоянно в качестве реакции на западный колониализм.

Еще одну причину развала  великой исламской уммы следует искать в начале минувшего столетия, когда Османская империя под руководством Абдул-Хамид II подбиваемого идеологическими чувствами и религиозными настроениями, намеревалась возродить единство в исламском мире.

Однако движение молодых тюрков продолжая идеи и движение пантюркистов создав комитеты единства и развития в 1889 году придали организованный характер своему течению против власти Османской империи и выпустив газету “Мешверет” стала играть на националистических чувствах тюрков призывая их к единству и сплоченности по националистическому признаку. Поддерживая тайную связь с Мустафой Кемалем Ататюрком они приняли решение о вооруженном методе свержения османского правительства и совершили в 1908 году военный переворот против Абдул-Хамида II, которому так и не удалось осуществить свои цели в русле панисламизма.

В качестве реакции на тюркский национализм среди арабов стало расти беспокойство, вызванное опасностью утратить свою самобытность на фоне роста пантюркистских настроений, как следствие элита арабского мира задумалась о создании различных организаций, которые бы защищали права и самобытность арабов, основав тем самым фундамент панарабизма.

Усилия таких личностей как Наджиб Азури, который опубликовал в Париже свой манифест “Лиги арабского отечества” создали основу арабизма в противовес движению тюркизма.

Во второй половине 20 столетия это движение продолжило свое существование, подпитываемое идеями Мишеля Афлака и арабского соединения по признаку племен и этноса с акцентом на арабскую сущность.

В 20 столетии националистические движения продолжали кромсать великую исламскую умму, вызывая все новые расколы и усиливая дезинтеграцию в ней. В первой половине прошлого столетия появились новые государства или националистические формирования.

После Первой мировой войны арабы-мусульмане постепенно превратились в отдельные националистические единицы и с появлением таких государств как Ирак, Иордания, Саудовская Аравия, Ливан, Сирия, Египет, Ливия, Тунис, Марокко и Алжир, которые вчера еще, живя бок о бок и совместно решая общие проблемы, сегодня превратились в ярых противников и конкурентов. В свою очередь, маленькие княжества на побережье Персидского залива разделились, образовав несколько государств, в частности Катар и Кувейт; Пакистан отделился от Индии, а Бангладеш, в свою очередь, от Пакистана. Общества на восточном побережье африканского континента, в большинстве своем исповедовавшие Ислам, тоже образовали независимые и суверенные государства. Таким образом, единая исламская умма была разорвана в мелкие клочья, и сегодня представляет собой около сотни государств, к сожалению не всегда согласных и дружелюбных между собой. Но это – еще полбеды. Внутри исламских государств мировой империализм и колониализм стал наращивать этнический национализм, как следствие внутри отдельных и суверенных исламских государств разразились внутренние войны и склоки между тюрками, курдами, арабами, белуджами и прочими народами и народностями. Таким образом, национальные и этнические особенности стали преобладать над религиозной сущностью и уничтожили единство и сплоченность исламского мира.

Господствовавшая в исламских странах деспотия, как и национализм, стала другим фактором раскола в исламском мире.

Как вы наверное помните в наших предыдущих передачах мы сказали, что по мнению многих мыслителей и реформаторов исламского мира в том числе сейед Джамаль ад-Дина Асадабади, Абд аль-Рахмана аль-Кавакиби и др.

деспотия и правительства, которые  не были представителями народов, служили одним из главных препятствий на пути претворения в жизнь идеи единства в исламском мире.

Сейед Джамаль ад-Дин Асадабади считал, что не деспотичные правительства связывают этнические и расовые предрассудки, которые приводят к расколу и раздору с религиозными устремлениями на основе коранического аята “держитесь за вервь Аллаха” и создают сплоченность в обществе.

Абд аль-Рахман аль-Кавакиби, который разделял идеи сейед Джамаль ад-Дина Асабади, в свою очередь считал отсутствие политической осведомленности среди мусульман и как следствие этого формирование деспотических правительств фактором отсталости исламских стран. Делая упор на факторе внутренней деспотии он называл его главной проблемой исламских сообществ и таким образом видел фактор раскола, раздора и отсталости исламского мира в деспотии правителей исламских стран.

Есть много примеров в истории исламских стран, которые показывают насколько деспотия внутренних правителей влияла на создание или усиление дезинтеграции в исламском мире, но прежде, чем мы затронем эти примеры, было бы целесообразно обратить внимание на то, что значение слова “деспотия” как и многие другие слова политического лексикона является сложным и спорным. Поэтому трудно дать общее и универсальное определение этому понятию. Например, трудно определить какую меру давления, насилия и централизации допускает значение слова “деспотия”. Ведь в любом обществе существует правительство, а давление и суровость присущи любому правительству в вопросах управления страной, потому что государственное управление подразумевает силу и суровость. Вопрос в том, какой фактор отделяет деспотические режимы от не деспотических и демократических государственных строев?

Читайте также:  Архитектура города симферополь - о архитектурных памятниках симферополя

Источник: http://parstoday.com/ru/radio/programs-i75047

Ю.А.Лисовский. Радикальный национализм и глобализация против национального государства. Ч.I (2)

4.      Радикальный этнический национализм

Радикальный этнонационализм как политическое движение стремится к отстаиванию любыми способами интересов исключительно определённой национальной общности в отношениях с другими этносами и с государственной властью, в том числе в ущерб другим этносам и государству в целом. Радикальный этнонационализм не делает разницы между нациями в этническом или политическом смысле, что приводит к неоднозначности терминологии и к возможности политических спекуляций.

Радикальный этнонационализм проповедует исключительность «своего» этноса, нетерпимость к людям, отличающимся в этническом плане, превосходство «своего этноса» или «государствообразующего народа» над другими.

На жизнь государства он всегда влияет негативно, ибо  такие идеи ведут к расколу общества, к этнической нетерпимости.

Как правило, проповедниками  данной идеологии являются амбициозные политические лидеры, склонные к вождизму.

Идея «навести порядок», поставив у власти «свой» народ и назначив внутреннего или внешнего врага, достаточно легко овладевает массами.

  Легче переложить вину за ситуацию на легко идентифицируемого по этносу или  религии врага, чем разбираться в истинных причинах происходящего.

Этот приём широко используется политиками для достижения личных целей, неизменно приводя к негативному результату.  

Так, популярный лозунг «Россия для русских!» у радикальных этнонационалистов звучит как претензия этнических русских на исключительные права, противопоставление русских всем остальным этносам.

Но к чему ведёт сегодня этот лозунг и призывы русских националистов записать в конституцию положение о русских как о государствоообразующем народе? Да, великороссы создали основу российской государственности.

Но к настоящему времени великорусский этнос, существование которого никто не отрицает, стал органической частью русской многоэтнической политической нации. Декларирование русского этнического национализма однозначно приведёт к взвинчиванию радикального этнонационализма прочих этносов – татарского, башкирского, кавказких народов и т.д.

, что создаст угрозу появления в России своего Майдана,  разрушающего государство. И трудно себе представить, что в критический момент солдаты России будут подниматься из окопов в атаку с кличем «Россия для русских!», а не с призывом, способным мобилизовать весь народ на защиту государства: «За Родину!»

Лозунги этнонационалистов часто подхватывают авантюристы, фанатики, амбициозные карьеристы. Эта болезнь характерна и для русского радикального национального движения – оно разбито на мелкие группы, возглавляемые самозванными вождями.

Так правило, вожди не способны к интеграции, конфликтуют между собой, затевают скандалы по поводу второстепенных идеологических различий, разрушая гражданскую общность. Стратегические цели и технология их достижения ими не рассматриваются.

Это даёт основание предполагать, что многие лидеры этих групп или политически наивные люди или агенты неких организаций, заинтересованных в маргинализации протестного движения в России.

Для создания напряжённости в разрушаемой стране (например, в СССР) была искусственно стимулирована деятельность этнонационалистов, в том числе и русских[44]. Возникли новые версии национальных историй, возрождены забытые национальные праздники, реконструируются и изобретаются национальные гербы и флаги.

Вызывается повышенный интерес к этническим и генетическим изысканиями, разные этносы соревнуются в доказательствах того, что их народ самый древний и состоит в прямом родстве с шумерами, этрусками, древними греками, ацтеками и т.д.[45].

В результате таких «научных» исследований выясняется, например, что Ной, Иисус Христос и Будда имеют украинское происхождение[46], украинский язык, самый древний в мире и является основой всех индоевропейских, кавказско-яфетических,  прахамитских и прасемитских языков, а Овидий писал стихи на древнем украинском языке и геометрия на Украине применялась за 40 тыс.

лет до рождества Христова. Звучат и утверждения, что культура Дагестана – самая древняя на территории Российской Федерации[47]. За первенство в изобретении колеса борются туркмены и украинцы.

Легко представить, что сделает такой процесс, например, «в стране гор и языков» Дагестане, в Конституции которого записано положение, что «государственными языками Республики Дагестан являются русский язык и языки народов Дагестана» (более 30 языков, из которых  письменными являются только 14 языков[48]).

Признание права того или иного этнического меньшинства (или большинства) на политические или экономические привилегии ущемляет права других этносов, что нарушает принципы равенства и справедливости в обществе. Попытка реализовать подобную этническую привилегию запускает процесс деления государства на более мелкие этнические общности, претендующих на статус полноценных политических наций.

Этнический сепаратизм присущ небольшим этническим сообществам и, как правило, является деструктивным.

Не имея политических и экономических условий, чтобы добиться реального национального суверенитета, эти сообщества, исторически не сумевшие создать государство, используют сепаратизм как политический инструмент для «торговли» с центральной властью ради получения всевозможных привилегий «титульного» этноса.

Вопрос о стратегии развития этноса после отделения даже не возникает. Её заменяет демагогия, лозунги об освобождении от «оккупации» и необходимости абстрактного «национального возрождения». Двигателем этого процесса обычно являются эгоистические интересы лидеров.

Сама по себе этничность не порождает конфликт, но различные социальные группы используют этничность как инструмент для реализации собственных целей. Этот мощнейший инструмент технологии «разделяй и властвуй!» активно используется мировой финансовой мафией для уничтожения национальных государств. И потому лидеры «националистов» зачастую являются агентами влиянии иностранных спецслужб.

Часто, в результате политических манипуляций лиц, стоящих за спиной национальных движений, происходит «подмена цели». Так протестные настроения против этнических преступных группировок или мировых еврейских финансовых группировок превращаются в радикальный этнонационализм и антисемитизм.

Но смешивать национальную преступную группу с этносом в целом является принципиальной ошибкой.  Более того, преступной группе всегда выгодно обозначить «ложные цели», «размазать ответственность», перевести противодействие общества  из правового поля в бессмысленный бунт толпы.

Неудовлетворенность в любой сфере приводит к поиску «козла отпущения» в виде представителей других народов, а не к выявлению истинных причин происходящего.

Этнический национализм часто используется  в политических конфликтах как прикрытие притязаний агрессора на территорию и на экономические ресурсы другой страны.

Принципиально, что этнических конфликтов в чистом виде не бывает.

Конфликт между этническими группами происходит обычно не из-за этнокультурных различий, не потому, что арабы и евреи, армяне и азербайджанцы несовместимы, а потому что в конфликтах обнажаются противоречия между общностями людей, консолидированными на этнической основе.

Поэтому широкая популярность идей радикального этнического национализма в современном мире говорит о серьёзных проблемах политических и экономических систем, об отсутствии диалога власти и общества.

Хотя неправомерно называть фашистами все движения, которые делают акцент на этнонационализме, множество из них ассоциируется с этнической, культурной и религиозной нетерпимостью, с экстремизмом, что ведёт к острым внутренним или межгосударственным конфликтам.

Радикальный этнонационализм противопоставляет себя политической нации, т.е. фактически уничтожат базу для государственной общности, что ведёт к разрушению национального государства.           

Сегодняшний всплеск национализма в нашем обществе –  во многом реакция на упрощённое отношение к этой проблеме в советское время: «Национализм – идеология, политика и практика, ставящие свою нацию в привилегированное положение и направленные на угнетение других национальностей, на создание вражды между ними»[49].

Идеалом национальной политики считается политическое и социальное равенство всех граждан без различия национальности и право каждой национальности на культурное самоопределение, то есть на устройство своего быта сообразно с требованиями своего национального сознания.

4.      Политический национализм

Учёные различают этнонационализм («культурно – этнический национализм») и «политический национализм» (гражданский, государственный).

Различия между двумя типами существенны: этнический национализм основан на отрицании многообразия в процессе строительства государства, а политический национализм основан на признании единства многообразия в пределах государства и идеологии солидарности.

Фактически это деление на национализм больших, созидающих наций, выстраивающих империи и цивилизации, и деструктивный, сепаратистский этнонационализм малых сообществ, не имеющих, как правило, политических и экономических условий, чтобы добиться реального национального суверенитета.

Лидеры последних видят самостоятельность и независимость не как ответственность за свои действия и средство для развития страны, а как политический инструмент для достижения личного успеха, получения привилегий «титульного» этноса перед всеми остальными гражданами.

Политический национализм в качестве цели ставит гармонию нации и государства Он делает упор на политическую общность граждан определенного государства, на  согласование интересов различных этносов. При этом принадлежность человека к нации отождествляется с гражданством.

Людей объединяет их равный политический статус как граждан, приверженность общим политическим ценностям и общей гражданской культуре страны.

Выразителями подобных идей были Ганди, Неру, Мандела,  которые опирались на политический национализм при интеграции многоэтнического общества, противопоставляя его принципу «разделяй и властвуй».

В современной России основная борьба идёт вокруг тезисов «является ли Россия многонационаьной страной», «имеют ли право национальные сообщества, входящие в Россию, на полный государственный суверенитет» и «необходимо ли закрепить конституционно роль русских как государствообразующей нации».

Безусловно, нация создаётся на базе того этноса, который являлся ведущим в процессе интеграции, у которого хватило политической мудрости создать государство – перейти от этнической общности к надэтнической политической общности – политической нации.

Однако, часто используемое публицистам и политиками определение мононационального государства, якобы исходящее из ООН (наличие не более 20% граждан национальных меньшинств) является вымыслом.

Такого определения нет и быть не может, ибо ООН понимает под нацией именно политическую нацию, граждан национального государства.

Например, Индия является одной из наиболее сложных в этническом отношении стран мира. В неё входит более 461 этносов, говорящих на 1141 языках, из которых 22 языка официально признаются конституцией[50].

Индусский этнический национализм хиндиязычного большинства (на нём говорит 42% населения) являлся одной из причин гражданских войн. Поэтому элита страны была вынуждена отстаивать индийский политический национализм  в противовес национализму хинди и меньшинств.

Благодаря этой идеологии Индия сохраняет свою целостность.

В Китае доминирующим народом является хань численностью более 1,2 млрд человек (92% населения), а национальные меньшинства составляют более 55 неханьских народов численностью около 150 млн человек.

Тем не менее, Китай пошел по пути создания китайской общегражданской общности – китайской политической нации, осуждая «великоханьский шовинизм» как представляющий угрозу китайскому государству, ибо он провоцирует сепаратизм и ведёт к распаду Китая.

Образ китайской нации как общности всех граждан страны был создан несколько десятилетий назад и успешно справляется с задачей обеспечения национальной идентичности китайцев.

Показателен пример как этнонационалисты пытаются мешать созданию политической нации  в Казахстане, где вожди, бывшие убеждённые ленинцы – интернационалисты, пришли к власти в 1991 году на волне национализма. Их национальная политика привела к массовому оттоку из страны не титульных наций.

Доля «коренного» казахского этноса возросла до 65,2%, что позволило претендовать этнонационалистам на статус официальной государствообразующей нации, поскольку эта цифра близка к высосанному из пальца «международному опыту» (если государствообразующая нация превышает две трети населения, то государство считается мононациональным)[51]. Стоит ещё раз заметить, что международное право распространяется на политические нации, а не на этносы. В реальности активная националистическая политика вытеснения «чужих» наций, «пришельцев… появившихся в результате исторических катаклизмов»[52]  за 25 лет привела к уменьшения доли русских в 1,7 раза, украинцев в 2,9 раза, немцев в 5,2 раза.[53]

Но власть смогла оценить угрозу, которую несёт государству радикальный этнонационализм и предприняла шаги по формированию общегражданской общности – политической нации.

«Совет Ассамблеи народа Казахстана» в 2010 г.

одобрил “Доктрину национального единства”, формулирующую стратегическую задачу – достижение Национального Единства, основанного на признании общей для всех граждан системы ценностей и принципов»[54].

Доктрина призвана определить приоритеты и механизмы «обеспечения национального единства в Казахстане на основе гражданской идентичности, патриотизма, духовно-культурной общности, сохранения стабильности, межэтнического и межконфессионального согласия в обществе». Она определяет базовые принципы политического единства: осознание общности судьбы каждого гражданина и государства независимо от этнической принадлежности,  вероисповедания и социального положения.

Альтернативный национал–патриотический проект, выдвинутый «Организационным советом Народного движения “Защита независимости”», полностью отвергал необходимость создания государственной общности – политической нации.

  Основные положения проекта – «Казахскую страну (Қазақ елi) следует считать мононациональным государством …Для будущего казахской нации и других этнических групп являются опасными инициативы высшей власти – “евразийская идея” и политика “казахстанской нации”…

Ошибочно считать, что в Казахстане свыше 140 национальностей и народностей …на Казахской земле (Қазақ елiнде) существуют только одна, т.е.

государствообразующая казахская нация и другие этнические группы…, признать казахов государствообразующей нацией, а Казахстан переименовать в Казахскую Республику»[55]. Этот проект был отклонен обществом и властью.

Тем не менее, и политический национализм имеет ряд системных проблем, связанных с господствующей идеологией. Например, политический национализм может основываться на коммунистических или социалистических доктринах.

За основу может быть  взят капитализм  и либеральная идея (либеральный национализм), проповедующая приоритет прав личности, отводящая государству минимальную роль в общественной жизни.

  В другой трактовке политического национализма, напротив, утверждается, что нацию образуют люди, подчиняющие собственные интересы задачам укрепления и поддержания могущества государства (государственный национализм).

Радикальный государственный  национализм так же как и радикальный этнонационализм, в предельном случае превращающийся в фашизм.

Пример: Германия превыше всего! Сегодня это американская исключительность – навязываемое миру превосходство американской политической нации, которая ставит себя выше норм международного права, преследуя свои интересы, разрушает одно за другим государства – СССР, Югославию, Афганистан, Ирак, Египет, Ливию…

Продолжение следует.

[1]Тютчев Фёдор Иванович, русский поэт, член-корреспондент петербургской АН, выдающийся представитель философской и политической лирики. «Два единства».

http://ilibrary.ru/text/1693/p.1/index.html

[2] Николай Бердяев. Судьба России. 1918. http://www.krotov.info/library/02_b/berdyaev/1918_15_11.html

[3] «Нация». Философская энциклопедия. http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/2795#%D0%9D%D0%90%CC%81%D0%A6%D0%98%D0%AF0

[4] «Nation». Online Etymology Dictionary. 2011. http://www.etymonline.com/index.php?term=nation

[5] Anthony D. Smith, “Ethnie and Nation in the Modern World”, Millennium, 1983.

[6] «Nation».  Webster’s New Encyclopedic Dictionary

[7]«Nation». Learners dictionary. http://www.learnersdictionary.com/definition/nation

  «Nation». Enciclopedia Merriam – Webster.  http://www.merriam-webster.com/dictionary/nation

[8]   «Nation». Enciclopedia Merriam – Webster.  http://www.merriam-webster.com/dictionary/nation

[9] Национальное государство – форма самоопределения и организации той или иной политической нации на определённой суверенной территории, которая выражает волю этой нации.

[10] Круглый стол в Доме журналиста: «Что такое национализм. Определение национализма». 7 марта 20 . http://lindex-ru.org/Lindex5/Text/10990.htm

[11] Всероссийская перепись населения 2010 г.. http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/perepis_itogi1612.htm

[12] Геродот. Древнегреческий историк. История. Книга Восьмая. Урания. http://www.vehi.net/istoriya/grecia/gerodot/08.html

[13]Л.Н. Гумилёв. “Этногенез и биосфера Земли”. Свойства этноса. http://gumilevica.kulichki.net/EBE/ebe02.htm

[14] И.В. Сталин. «Марксизм и национальный вопрос». 1913.  http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/stal/marx_nac.php

[15] Независимая исследовательская организация Religionen in Deutschland – Mitglieder und Anhänger (REMID).  http://www.remid.de/remid_info_zahlen.htm

Источник: http://rys-arhipelag.ucoz.ru/publ/ju_a_lisovskij_radikalnyj_nacionalizm_i_globalizacija_protiv_nacionalnogo_gosudarstva_ch_i_2/9-1-0-4933

Ссылка на основную публикацию