Конференция национальной федерации индийских женщин в лакхнау – туризм

Город Лакхнау в Индии

Добро пожаловать в столицу штата Уттар-Прадеш. Расскажем о ее главных местах и непростой истории. Почитайте перед поездкой.

Где находится

Когда летний жаркий день выпускает город из своих душных объятий, на него ложится вместе с темнотой удивительная прохлада, неведомая другим крупным городам долины Ганга. Предгорья Гималаев, вблизи которых он расположен, отдают ему частицу своего свежего дыхания.

Индийцы назвали эту климатическую метаморфозу «навабскими вечерами», вкладывая в определение лирический смысл — и не потому, что им любо само правление навабов-феодалов, а потому, что последние десятилетия их царствования в бывшем здесь княжестве Ауд ознаменованы и буйным расцветом самобытной культуры, и взлетом патриотической антиколониальной борьбы.

Интересно: Что посмотреть в Индии

Архитектура

Аудские навабы слыли просвещенными людьми, покровительствовали искусствам, а последний из них — Ваджид Али Шах, которого англичане ради укрепления своего господства лишили престола, был и сам незаурядным поэтом. С именами навабов связаны сохранившиеся и поныне шедевры индийской архитектуры.

Руми дарваза

Подъезжаешь к городу — а он хоть и находится в долине Ганга, но до русла этой реки отсюда десятки километров — и сразу оказываешься перед величественной аркой: «Руми дарваза», или «Турецкие ворота». Тщеславный наваб Асаф-уд-Даула решил затмить турецких султанов и повелел создать монумент, который превосходил бы по красоте знаменитые Истанбульские ворота.

Тут же его повелением воздвигнута Великая Имамбара, дворец-мавзолей, построенный навабом для погребения собственного праха. В 1783 году Ауд после засух и наводнений оказался во власти массового голода. Чтобы облегчить судьбы своих подданных и заодно утихомирить нараставшее недовольство, наваб развернул широкие строительные работы.

Так были созданы Великая Имамбара и Руми дарваза.

Бара Имамбара

Великая Имамбара (есть тут и Малая Имамбара — тоже шедевр архитектуры) является поистине чудом строительной техники. Вот гид проводит туристов на галерею, опоясывающую высокий, прямоугольный зал.

Сам он проходит на противоположную сторону — это около пятидесяти метров. Показывая «чудеса» зала, старик чиркает спичку, разрывает листик бумаги.

Звуки слышны, как будто он стоит в двух шагах от экскурсионной группы!

Прямо с балкона туристы идут внутрь здания и оказываются в лабиринте. Поначалу он выглядит совсем несложным. Много ли замысловатых ходов накрутишь в стене здания? Однако через несколько витков коридоров невозможно найти из него выхода.

Зачем нужен был навабу такой лабиринт? Прежде всего для утех. На плоской крыше Имамбары он принимал знатных гостей и устраивал пирушки, что, очевидно, не очень уместно в месте, предназначенном для погребения людей. Однако все здание да и лабиринт имели военное назначение. Имамбара, окруженная крепостной стеной, могла служить убежищем при нападении врага.

Ее подвалы, подземные ходы — полагают, тоже не лишены технических сюрпризов — надежно укреплены и оборудованы тайными выходами. Подземная часть Великой Имамбары мало известна современникам — входы в нее завалили англичане во время подавления народного восстания 1857—1859 годов, одним из важнейших центров которого был Лакхнау.

Тогда Имамбара использовалась как склад боеприпасов и огневой редут повстанцев. Здесь же шли ожесточенные бои с колонизаторами. И еще одно «чудо»: Великая Имамбара осталась невредимой. Утверждают, что со времени ее строительства из здания не выпало ни одного кирпича. Но то, что не разрушили ядра, бури и время, смогли сделать посетители.

Крутые ступени лестниц мавзолея местами стерты так, что по ним впору съезжать, как с горки.

Мачхи-Бхаван

Что-то около пяти тысячелетий существует город.

По преданиям, он был основан мифическим героем эпоса «Рамаяна» Лакшманом. Отсюда и название. Город пережил много цивилизаций. Время стерло их следы. Грудой руин лежит на берегу реки Гомти самое древнее здание города «Мачхи-Бхаван»— «Рыбный дворец».

Его взорвали англичане в июне 1857 года, когда восставшие патриоты, громя чужеземцев, загнали врага в единственную удерживаемую ими крепость — Резиденцию. Мачхи-Бхаван назван так по дарованному княжеству могольским императором рисунку герба — две рыбы, расположенные в форме боевого лука.

Рисунки, барельефы гдрба встречаются повсюду на древних и новых зданиях города. Он и поныне остается гербом штата Уттар Прадеш.

Блеском и роскошью, великими певцами, танцорами, поэтами славился Ауд. Столица княжества для всей страны была законодательницей этикета и мод. Гордятся всем этим потомки.

Но с особой благодарностью вспоминают они роль всех этих дворцов и крепостей, ремесленников и феодалов в народном восстании 1857—1859 годов.

Испещренные снарядами и пулями стены древних строений — как памятник героическому прошлому.

Улица Чоук

Совсем рядом с Великой Имамбарой главная улица старого города — Чоук. С пятачка-площади через арку-проем в двухэтажном доме можно попасть в толчею восточного базара — узкую улочку, дома которой состоят из разных лавок первого этажа и жилых помещений второго. На автомобиле сюда не рискуют заезжать — трудно разминуться со встречной телегой или коляской рикши. Зато пешеходов полным-полно.

Туристы вливаются в их поток и становятся, как и остальные, объектом назойливого внимания лавочников, протягивающих руки и взывающих на все лады:

— Заходите ко мне. Только посмотрите. Необязательно покупать. Такого товара нигде не найдете. Заходите. Заходите.

А куда заходить? Почти все лавки — небольшие веранды, расположенные чуть выше мостовой. Весь товар на виду. Впрочем он достоин пристального рассмотрения, особенно предметы кустарного творчества, искусство изготовления которых передается с древних времен, из поколения в поколение.

Вот знаменитый лакнаусский чикан — расшитый узорами белый муслин. Рядом лавки с ювелирными изделиями, серебряными безделушками, расписанной золотом обувью, стеклянно-шеллачными браслетами. Славится Лакхнау и глиняными поделками-игрушками для детей и сувенирами для взрослых.

Ярко расписанные куклы, фигурки народностей, птицы, звери бросаются в глаза покупателю с прилавков и лотков на Чоуке.

Звенит Чоук призывными голосами торговцев, силящихся затмить друг друга и броскими товарами, и велеречивым расхваливанием их.

— Сари! Сари! Самый красивый цветок меркнет перед ними. Бенаресские, кашмирские сари!

— Не проходите мимо своего счастья. Оно здесь, в моем магазине.

— Только для знающих покупателей! Изысканный товар. Самый тонкий чикан. Посмотрите, какая работа! В моих курта ходят самые богатые люди города.

— Выпей моего шербету. Зачем мучиться жаждой или болью в желудке? Целебный, сладкий напиток!

— О братья! Не ходите к врачу. Пользуйтесь моим порошком от всех болей. Дешево и надежно.

Танец

На кипучую жизнь внизу безучастно взирают нарядные девушки, сидящие на открытых верандах вторых этажей домов.

Они представительницы древней профессии гак называемых «танцующих девушек», тех, что некогда развлекали светское общество своим искусством или исполняли ритуальные танцы в храмах.

Танцующая девушка была вполне уважаемой профессией, открывавшей женщине доступ в высшее общество, куда, как известно, и помещики-то не все могли удостоиться «чести» быть принятыми.

Искусство танцовщиц достигло особенно высокого развития именно здесь, в Ауде. Наставники танцовщиц — устады, начиная обучать девочек с семи лет, давали им широкий круг знаний, учили их манерам, тренировали настойчиво, порой безжалостно и добивались от учениц усвоения тонкостей искусства.

В XIX веке среди танцующих девушек были большие мастера танца, вокала, поэзии, признанные корифеями индийского классического искусства.

Это поэтессы Муштари Баи и ее сестра Зохра, музыканты Бира Баи и Джайсух Баи, танцовщицы Шарафу Баи, Банди Джан и многие другие.

Все они не только мастерски исполняли классические танцы, музыку, песни, но и создали свою школу, обогатили сокровищницу искусства Индии самобытным творчеством. Имена великих артистов и сейчас живут в сердцах потомков, любящих и изучающих их богатое наследие.

Они были равноправными членами общества. Бывало, даже влияли на политику княжества. Феодалы охотно отдавали им своих наследников на воспитание и обучение искусствам, литературе, этикету.

Со временем профессия танцующих девушек стала утрачивать былое значение. Некоторые из них и поныне с грехом пополам хранят традиции прошлого. Профессии очень часто передаются по наследству.

Дочери былых танцовщиц, желая служить искусству, уехали в киностудии Бомбея и Калькутты. Для одаренных открылась возможность служить искусству, не завися от прихотей покровителя.

Новым, свежим повеяло и в узких улочках старого города, хотя сохранились еще и затхлые устои.

Хазратгандж

От Чоука к главной улице современности Хазратганджу дорога идет и по тесным кривым улочкам, и на широким площадям, мимо кварталов бедноты и роскошных особняков. И везде можно увидеть памятники былой славы.

Хазратгандж — улица магазинов, кинотеатров, контор. Современные лимузины, джипы, коляски велорикш, телеги с волами или лошадьми в упряжке и потоки велосипедистов шумно, суетно катятся по улице. Всегда многолюдны тротуары.

Здесь и ультрамодно одетая молодежь, и укрытые тяжелой чадрой женщины. Люди разных эпох, взглядов, вероисповедания: индусы и мусульмане, христианские монахини в белых до пят рясах и полуобнаженные садху. Старое и новое.

Шумит, шагает рядом.

Религия

Лакхнау выгодно выделяется из других городов страны и даже штата веротерпимостью. В годы самых кровавых междоусобиц жители хранили спокойствие, не поддавались на призывы фанатиков к травле инаковерующих. Известно, что колонизаторы сознательно поддерживали вражду разных групп индийцев.

Верные своему правилу «разделяй и властвуй», они сталкивали мусульман и индусов, доводили дело до массовой резни. Особенно страшной была разожженная ими междоусобица в 1946 году, в канун раздела колонии на две страны: Индию и Пакистан. Колонизаторы хотели видеть эти государства слабыми, враждебными друг другу, привязанными к экономике Англии.

Так поначалу и было, но очень скоро обе страны нашли иные пути к развитию.

Памятное народное восстание 1857—1859 годов было задушено. Расправа с повстанцами и сочувствующим восстанию населением была жесточайшей. Виселицами, расстрелами, истязаниями колонизаторы стремились сломить волю индийцев к продолжению борьбы. Но колонизаторы не могли быть уверены, что не вспыхнет новое восстание.

И чтобы этого не случилось, они распустили Ост-Индскую компанию. Правительство Англии взяло теперь открыто в свои руки управление страной. Изменили колониалисты и отношение к княжествам. Англичане убедились, что феодальные устои, политическая отсталость населения выгодны самим князьям.

Княжества всеми мерами будут мешать пробуждению национального и классового сознания трудящихся масс. Поэтому колонизаторы не только не разрушали больше старые княжества, но, наоборот, создавали новые.

Причем почти все 600 крупных и мелких княжеств вклинились то здесь, то там в территорию так называемой Английской Индии, в районы, подчиненные непосредственно колониальной администрации.

Колонизаторы тем самым отводили, от себя народный гнев. Крестьяне, стиснутые со всех сторон княжескими владениями, безжалостно обираемые князьями и ростовщиками, винили, в своих бедах местного феодала.

Англичане же, получая львиную долю от доходов княжеств, выглядели непричастными к грабежу населения. Некоторые повстанцы требовали даже, чтобы индийский народ был принят в английское подданство — «подданство рани Виктории» (рани у индийцев означает княжна, повелительница).

Правда, этот верноподданический угар скоро прошел. Расстрелы и порки быстро отрезвили затуманенные головы.

Но как ни хитрили англичане, как ни притесняли феодалы, им не удалось сломить народ. Не прошло и 15 лет после зверского подавления народного восстания, как страна снова пришла в движение. Нарастающие брожения, бунты, крупные восстания расшатывали колониальные устои. Нет, не увидели англичане безропотных рабов в индийцах.

Чем тяжелее был гнет, чем бесчеловечнее расправы над патриотами, тем организованнее становилась борьба. В городах, где создавались промышленные предприятия, росла грозная сила.

В начале XIX века англичане начали, а в середине столетия широко развернули создание джутовой и хлопчатобумажной промышленности. Во второй половине века разбогатевшие ростовщики и торговцы — индийцы тоже получили возможность открывать такие предприятия.

На фабриках беспощадно эксплуатировали женщин и детей. Рабочий день длился от 14 до 20 часов. К тридцати годам рабочие становились стариками и теряли место.

Их заменяли вчерашние крестьяне, заполнявшие города в поисках работы и средств к жизни. Завод перемалывал их, калечил и выплевывал, обессилевших и таких же бедных, какими они пришли из деревни.

Но фабрика вместе с тем выковывала рабочий класс, формировала его сознание, сознание передовой силы общества.

Начиная с 1907 года уже существовавшая тогда политическая партия Индии — Национальный конгресс, стала убеждать местных жителей не покупать английские товары. К борьбе через бойкот жители возвращаются снова и снова, нанося Англии некоторый ущерб. Отдельные компании теряли при этом часть своих прибылей, хотя продолжали наживаться за счет фактического ограбления страны.

Национально-освободительное движение снова приобретает всеиндийский характер, становится более организованным и потому действенным.

Читайте также:  Начало женского движения - туризм

В ходе борьбы за независимость выдвигаются смелые, признаваемые массами руководители — Тилак, Махатма Ганди, Джавахарлал Неру.

Махатма Ганди, или как его почтительно называют индийцы — Гандиджи, родился и долго жил в Гуджерате, столицей которого является Ахмедабад.

Махатма Ганди долго работал в Южной Америке, видел бесправие коренного населения и начал искать пути к борьбе со злом расового и колониального гнета.

Ганди восторгался Львом Толстым, писал ему письма и воспринял многое из философских воззрений русского писателя. Ганди стал проповедовать ненасильственную борьбу с угнетателями.

Он обладал природным даром оратора, вождя и смог разумно оценить силы своего движения, привлечь к себе широкие массы. Индия в итоге стала свободной!

Автор
Сергей Петров

Видео о городе

Интересуют горящие туры?

Посмотрите, какие варианты есть на ваши даты. Сайт мониторит предложения от 120 фирм. Есть удобная система для поиска и фильтрации предложений. Все цены окончательные. Перелет и проживание уже включены. Цены начинаются от 6 000 рублей с человека.

Вот промо-коды Травелаты на персональную скидку для вас:
— lhTurkey1500 — скидка 1500 рублей при покупке путевки в Турцию от 50 тыс.р.— lhtravel500 — скидка 500 рублей при покупке любой путевки от 20 тыс.р.

— lhtravel300 — скидка 300 рублей при покупке любого тура от 10 тыс.р.

Источник: http://lhtravel.ru/lakhnau.html

Индия. Калейдоскоп противоречивых впечатлений

Несколько заметок и философских выводов, созревших в результате путешествия с севера на юг Индии в июне 2017 года.

Нормальные контрасты

Из окон номера пятизвездочного отеля вы увидите жилье бедняков, высотой лишь с человеческий рост, которое будет расположено в десятке метров от стен отеля. В таких «домиках» живут не нищие, а социально-адаптированные семьи с детьми и работающими взрослыми. Дети учатся в школе. Взрослые трудятся за низкую плату, соответствующую их образованию и квалификации.

Нищие не имеют ни жилья, ни семьи, ни работы, и спят на земле под звездным небом. Благо, климат позволяет спать везде. Тут же, рядом с «домиками» для бедных индийцев, будут расположены жилые многоквартирные дома и таунхаусы для граждан уверенного и малочисленного среднего класса Индии.

Все смешивается и сосуществует одновременно, и такая общность никого, по всей видимости, не возмущает.

Смотря на все это, приходит в голову мысль, что если бы в России было тепло, как в Индии, то россияне жили бы в подобных «домиках» и спали на улице. Внушительную часть населения нашей страны удерживает от таких опытов только низкая температура и снег семь месяцев в году, которые создают условия, несовместимые с жизнью на улице, и заставляют строить теплое и основательное жилье.

Индийское «авось» и другие национальные особенности

Русское «авось», которое считается национальной особенностью, и практикуется подавляющим большинством жителей России, в Индии имеет выражение в гипертрофированной форме.

Известно, что русское «авось» обычно сопровождается некоторой тревогой и ожиданием петуха или грома, который, соответственно, клюнет или грянет, и тогда всему русскому легкомыслию точно придет возмездие или даже наказание. Индийское «авось» не ждет ни возмездия, ни наказания.

Оно просто предполагает расслабление в потоке слабо регулируемых событий, и распространяется на всё, что происходит.

В поездке индийское «авось» демонстрировало себя везде и во всем. И в отеле, и на рынке, и в транспорте.

Документы терялись, фамилии путались, двери не открывались, и происходили прочие мелкие, но привлекающие к себе внимание, происшествия.

Очень быстро стало ясно, что надо расслабиться, и получить от жизни удовольствие вместо нервного срыва. Справедливости ради, стоит отметить, что всё завершалось благополучно, хотя и показывало постоянно свою индийскую природу.

Следующая национальная особенность, которую я испытала на себе, сопровождает индийское «авось». Выяснилось, что индийцы легко искажают реальность в своих обещаниях, стремясь соответствовать ожиданиям, и желая показать лучше, чем есть на самом деле.

Например, хороший ресторан оказался фаст фудом KFC, вместо двух километров мы проехали восемь, а экскурсия по Нью-Дели преобразовалась в двухчасовой забег по старому рынку.

И все такие искажения делаются от чистого индийского сердца, и исключительно для того, чтобы здесь и сейчас всем было комфортно. И не важно, что будет за поворотом…

Вероятно, такие национальные особенности стали результатом философии и религии. Индуизм, который по численности последователей доминирует в Индии, предполагает кастовую систему разделения общества. Так по-прежнему браки заключаются по соглашению родителей и в рамках одной касты. Переход из одной касты в другую возможен только через брак, но это не одобряется ни членами семьи, ни окружающими.

Религия утверждает, что жизнь человека с рождения предопределена предназначением и ограничением – дхармой и кармой. Если по-русски, то это означает, что где родился, там и пригодился, или каждый сверчок знай свой шесток. Кроме дхармы и кармы, есть судьба, которую не обойти.

Поэтому особенности касты воспринимаются как неизбежность, фатум, судьба, и полностью диктуют жизненный путь для большинства. Только единицы ломают стереотипы и обретают видимость свободы. Такая философия предопределенности и формирует состояние не свободы и не способности активно выстраивать свою жизнь, что приводит к пассивности, безволию и желанию приукрасить порой грустные обстоятельства.

Все уготовлено судьбой, и идет так, как идет, и не иначе. Не надо напрягаться, и рассматривать действительность как реальность.

Дорогие россияне!

В нашей международной группе, собранной для участия в третьем Международном дней йоги в Лакхнау, из пятидесяти трех человек одиннадцать были русскоговорящими – восемь человек из России, два человека из Казахстана и один «русский немец», эмигрировавший из Сибири в Германию.

Вероятно, русскоговорящие составили большинство в туре из-за празднования в этом году пятидесятилетнего юбилея взаимоотношений России и Индии. В 1947 году Индия стала независимой от Великобритании, и сразу же вступила в дипломатические отношения с СССР.

Поездка состоялась благодаря поддержке правительства Индии, которое, скорее всего, учитывало политические нюансы, формируя состав международной группы.

Достаточно быстро выяснилось, чем россияне отличаются от остальных. Оказалось, что наиболее активные из них способны легко пренебречь правилами, если они им не удобны, и тут же готовы предложить и даже навязать свои правила.

Самое главное, что все это делалось исключительно от чистого сердца и в интересах общественного блага, так, чтобы все было правильно, и всем было удобно. Удивительным оказалось то, что такая стратегия взаимодействия с окружающим миром не была специально согласована. Национальная особенность словно впитана с молоком матери, и реализуется неосознанно.

Так россияне в очередной раз неожиданно для самих себя спонтанно и искренне стремились установить справедливость и навязать всем свою правду и добро.

Kheech meri photo, take my pic, сфотографируйтесь со мной

Если вы блондинка с голубыми глазами, с вами обязательно захотят сфотографироваться, и много раз. Говорят, что для индийцев иметь общую фотографию с белой иностранкой считается хорошей приметой.

Поэтому к вам обратится самый смелый человек из группы желающих, или родитель, стремящийся запечатлеть на фотографии свое чадо, или же сам смущающийся ребенок, которого старшие заставят проявить инициативу.

Вежливые коммуникации будут происходить с помощью примитивных фраз английского языка, жестов и мимики. Улыбка по-прежнему остается универсальным методом коммуникаций, когда нет общих слов.

Желающих сфотографироваться с вами окажется очень много, и сложно определить, к какому классу и касте они принадлежат. Пожалуй, с вами не захотят сфотографироваться только нищие и представители элиты.

Нищие не имеет соответствующей аппаратуры или боятся обратиться с просьбой, а для элиты люди с европейской внешностью не являются ни диковиной, ни символом процветания.

Неприкасаемые и элита

Каста неприкасаемых низшая в индуизме. Ее представляют многочисленные жители картонных палаток, которые спят на улице под открытым небом, нигде не работают и никак не учитываются государством. Это босоногие нищие, скудно одетые.

Мужчинам, порой, достаточно и повязки на бедрах, чтобы выйти на улицы города. Но есть в Индии и элита, представители которой выглядят совсем иначе. У мужчин начищенные кожаные ботинки, белая рубашка, галстук, темный костюм даже в жару.

Платья женщин из качественной ткани с ручной вышивкой.

Ведущим признаком принадлежности к той или иной касте считается наличие и качество образования. Элита имеет хорошее местное и/или зарубежное образование. Представители низших каст, следуя своей дхарме и карме, обычно не стремятся получить образование, хотя образовательные программы предполагают квоты для них.

В поездке нас целенаправленно знакомили с представителями элиты Индии, а неприкасаемых мы могли наблюдать из окон автобусов, или же неожиданно столкнувшись с ними в спонтанных самостоятельных прогулках. Элиту мы лицезрели в Духовном центре, в Центре натуропатии, да и организаторы, сотрудники Министерства туризма Индии и туристической компании Indebo, явно принадлежали к элитной прослойке общества.

Элита, как и нищие, любой страны выглядят и держатся одинаково. Но очевидно, что в Индии наличие многочисленных неприкасаемых нищих, это часть культуры. Тогда как нищие в России, это всегда случаи с уникальными историями, обычно связанными с алкоголизмом, наркотиками или судимостью.

И хотя большая часть населения нашей страны живет в бедности, ее представители не приобретают специфику индийских неприкасаемых.

С другой стороны, известно, что россияне улыбаются редко и часто выглядят грустными, а индийцы, особенно бедные индийцы, столь же беспричинно излучают блаженство и радость жизни.

Рай для вегетарианца

Индийские блюда после практики питания в кафе «Джаганнат» в Москве мне показались почти родными. И традиционное предложение – рис, дал, панир, пшеничные лепешки — с небольшими вариациями, мне пришлось по вкусу. Привыкать к остроте блюд не было необходимости.

Для нас было организовано прекрасное адаптированное под европейцев питание в ресторанах отелей. Поесть на улице или в кафе для местных, чтобы почувствовать разницу в количестве специй, мне, к сожалению, не удалось.

Хотя предложение KFC в пригороде Майсура не показалось мне съедобным именно из-за наличия в еде нормальной для индийцев остроты.

Тем не менее, как вегетарианка с большим стажем, я, пожалуй, первый раз в жизни, была готова «продаться за еду».

Побывав в Индии, мне стало понятно, почему в ней процветает не только вегетарианство, но и джайнизм, запрещающий употребление в пищу любых живых существ, и даже корни, на которых держится жизнь растений. Жаркая страна предлагает огромный выбор овощей и фруктов.

Здесь и манго, и папайя, и гранат, и яблоки, и груши, и бананы, и арбузы, и кокос, и виноград. Овощи тоже в избытке. И так круглый год. Одним словом, рай для вегетарианца.

Женский взгляд

Мужчины в Индии, конечно, красивые, и их большое разнообразие, как и в России, где мы прекрасно различаем чеченцев, бурят, татар и сибиряков, хотя для иностранцев они все русские. Индийцы тоже очень разные.

Они говорят на разных языках и исповедуют разные религии, но объединяет их дружелюбное любопытство, которое читается в их глазах в процессе коммуникаций с ними. А from Russia вызывает в них неизменную улыбку.

Возможно, это связано с культурной общностью, которая транслируется и воспринимается интуитивно, или с многолетней двусторонней пропагандой советско-индийских братских отношений, или просто им нравятся русские, как что-то необычное, что заставляет их улыбаться, и делает счастливыми.

Фотографии: Кристина Мельникова

Источник: https://vegetarian.ru/authors/post/indiya-kaleydoskop-protivorechivykh-vpechatleniy

Уттар-Прадеш (штат)

На фото Тадж-Махал — усыпальница любимой жены султана Шах-Джахана в Агре — возведен из белоснежного мрамора в 1632-1648 гг.

Этот архитектурный шедевр стал символом Индии и внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1983 г.

Читайте также:  Хиппи в индии - туризм

Уттар-Прадеш — штат на севере Индии; его название соответствует его географическому положению: в переводе с языка хинди «уттар» — северный, «прадеш» — штат, провинция.

Большая часть штата — 75% — занимает плодородную Индо-Гангскую равнину, покрытую рисовыми и джутовыми полями, с множеством рек и озер. Северная часть Уттар-Прадеш находится в Гималаях (с высотами от 300 до 5000 м), южная расположена в области плато Малва, входящего в состав горного массива Виндхья.

Пейзажи Уттар-Прадеша — преимущественно равнины, заросшие скрабом (низкорослым кустарником). В лесах, что сохранились на юге штата, обитают редкие и исчезающие виды животных — лев, тигр, леопард, слон, для охраны которых создано несколько заповедников.

Уттар-Прадеш — район тропического климата, здесь часты засухи.

Однако летом из-за ливневых дождей реки выходят из берегов, что приводит к катастрофическим наводнениям, наносящим значительный урон сельскому хозяйству — основе экономики штата.

Здесь исключительно плодородная аллювиальная почва, и шестая часть всех земель штата засеивается два раза в год. В сельском хозяйстве занято свыше 70% населения.

Уттар-Прадеш является одним из наиболее отсталых в экономическом отношении штатов страны. Полезных ископаемых практически нет, кроме залежей известняка и каменного угля.

Промышленность занята переработкой сельскохозяйственного сырья, в первую очередь сахарного тростника: Уттар-Прадеш производит более половины тростникового сахара в Индии.

Значительная часть населения занята в традиционном ремесленном производстве: изготовлении тканей, обуви, ковров, парчи, национальной женской одежды сари, а также в ювелирном деле. Экономические центры штата — города Канпур и Лакхнау.

Главная транспортная артерия Уттар-Прадеш — река Ганг, судоходство по ней осуществляется до самого города Канпур.

Штат Уттар-Прадеш сыграл важную роль в истории развития индуизма и буддизма. По некоторым данным, именно отсюда началось распространение буддизма по всей Индии, а затем по Китаю и Японии.

Сегодня точно известно, что люди населяли территорию нынешнего штата Уттар-Прадеш еще в X тысячелетии до н. э. Сведения о жизни на Индо-Гангской равнине до VII в. до н. э.

можно почерпнуть из древнеиндийских эпосов «Махабхарата» (о западной части штата) и «Рамаяна», описывающего события в древнем городе Айодхья (расположен на территории современного Уттар-Прадеш) — месте рождения бога Рамы и столицы легендарного царства Косала, одном из семи главных сакральных мест индуизма.

Другие древнеиндийские фольклорные источники также указывают на Уттар-Прадеш как на колыбель индуизма: город Матхура, что в древние времена стоял на перекрестке караванных путей, почитается как священный, потому что здесь, по преданию, родился Кришна (на месте рождения божества был возведен храм Кешава Дев).

После VII в. до н. э. в Индии сформировалось 16 махаджанапад (стран на севере Индостана, существовавших до рождения Будды), семь из которых находились на территории современного штата Уттар-Прадеш. С V по VI вв. до н. э.

весь этот район оказался под властью других государств. По некоторым данным, именно на территориях будущего Уттар-Прадеш ко II в. до н .э. на основе ведийской религии, а затем и брахмаизма сформировался индуизм.

Затем буддизм распространился по всей Индии и проник в Китай и Японию.

Активное распространение ислама в этих краях началось в конце XII в., после завоевания земель суннитской династией гуридов. В течение следующих 600 лет Уттар-Прадеш находился под властью различных мусульманских династий.

В 2000 г. штат Уттаракханд был выделен из состава штата Уттар-Прадеш решением парламента Индии.

В результате размеры и население штата Уттар-Прадеш значительно уменьшились, а его физическая география радикально изменилась.

Штат потерял гималайские высоты и стал типичным сельскохозяйственным краем, территория которого занимает почти всю Гангскую низменность — часть обширной Индо-Гангской равнины.

Мавзолей Тадж-Махал — один из наиболее узнаваемых образов Индии. Его главный купол в форме жемчужины символизирует Небо, а белизна — чистоту Любви. Жители Уттар-Прадеша считают, что создателям великого памятника помогал сам дух этой земли.

В 1526 г. шах Бабур (1483-1530 гг.) — потомок Чингисхана и Тимура — захватил земли Уттар-Прадеша и включил их в состав государства Великих Моголов (оно также охватывало территории Пакистана и южного Афганистана). Величайшего расцвета империя Великих Моголов достигла в XVII в.

В это же время правитель империи Шах-Джахан (1592-1666 гг.) построил в Агре одно из величайших в мире архитектурных сооружений — мавзолей Тадж-Махал, в память о Мумтаз-Махал — третьей и любимой жене правителя, скончавшейся при родах. В 1658 г.

сын султана Аурангзеб узурпировал власть императора Великих Моголов и заключил отца в Красный форт, но позволил ему выбрать такое помещение в крепости, из окон которого усыпальница-мечеть была видна лучше всего.

Девять лет спустя султан умер, и, по легенде, в последние секунды жизни взор его был устремлен на храм его огромной любви. Позднее он сам был похоронен в Тадж-Махале.

В период расцвета империи Великих Моголов Уттар-Прадеш умножил свою славу родины религий: вайшнавский святой Свами Рамананда (около 1400-1470 гг.) основал движение бхакти, поэт Кабир (1440-1518 гг.) стал основоположником учения сурат-шабд-йоги.

Падение империи Великих Моголов в XVIII в. из-за внутренних распрей и набегов привело к перемещению культурного центра Индии из Дели в Лакхнау (нынешнюю столицу штата Уттар-Прадеш).

В XVIII-XIX вв. территория Уттар-Прадеша, как и другие края Индии, управлялась Британской Ост-Индской компанией, получившей от королей Англии практически безграничные привилегии для торговых операций в Индии и фактически осуществлявших британскую колонизацию Индии. Англичане перекроили границы феодальных владений в Уттар-Прадеше, создав к 1902 г. Объединенные провинции Агры и Ауда.

Население Уттар-Прадеша не раз поднимало восстания против колонизаторов. Здесь родился Джавахарлал Неру (1889-1964 гг.) — лидер индийского национально-освободительного движения. Между тем англичане активно осваивали территории, они строили каналы, железные дороги, ввели систему образования и основали колледжи и университеты.

В 1947 г. Объединенные провинции стали одной из административных единиц новообразованного независимого Доминиона Индия, а в 1950 г., после принятия новой конституции страны, они были переименованы в штат Уттар-Прадеш.

После провозглашения независимости Индии штат дал стране несколько премьер-министров: Джавахарлала Неру, его дочь Индиру Ганди (1917-1984 гг.), Атала Бихари Ваджпаи (род. в 1924 г.).

Уттар-Прадеш — самый многонаселенный штат Индии и крупнейшая в мире административно-территориальная единица по населению.

Плотность населения здесь вдвое выше, чем в среднем по стране (820,4 чел/км2 против 368,1 чел/км2 соответственно). Перенаселение и бедность — две самые очевидные проблемы Уттар-Прадеша.

Каждый пятый житель штата принадлежит к группе низших каст в индийской иерархии — к «неприкасаемым», 60 млн чел. живут ниже уровня бедности.

Большинство горожан проживают в населенных пунктах с численностью более 100 тыс. человек. Самые большие города: Канпур — главный промышленный центр, Лакхнау — столица штата, Аллахабад — священный город индусов на Ганге, а также Агра. Недалеко от последней расположен «мертвый город» Фатехпур-Сикри, бывший в XVI в.

столицей при династии Великих Моголов. В Уттар-Прадеше находится исторический город Кушинагар — место смерти Будды и его перехода в окончательную нирвану, одно из четырех самых значимых мест для буддистов.Местоположение: Южная Азия.Штат в составе Республики Индия, на севере страны.

Административное деление: 18 регионов, 75 округов.

Столица: город Лакхнау — 4 815 601 чел. (2011 г.).
Языки: хинди (диалект кхариболи), урду, бенгали, бундели, бходжпури.
Этнический состав: представители множества этносов Индии, среди которых выделяются местные племена агария, байга, бхар, бхокса, бинд, кхеро, гонд, коль, коруа.
Религии: индуизм — 80,5%, ислам — 18,4%, прочие (сикхизм, буддизм, христианство и джайнизм) — 0,87% (2011 г.).
Денежная единица: индийская рупия.
Крупные населенные пункты (2011 г.): Лакхнау, Канпур — 2 767 031 чел., Газиабад — 2 358 525 чел., Агра — 1 746 467 чел., Варанаси — 1 435 113 чел., Мератх — 1 424 908 чел., Аллахабад — 1 216 719 чел.
Крупнейшие реки: Ганг с притоками Гомати, Кали, Джамна (Ямуна), Сарда.
Крупнейшие каналы: Верхнегангский, Нижнегангский, Сардский.
Важнейший аэропорт: международный аэропорт Лакхнау.Площадь: 243 286 км2.
Население: 199 581 477 чел. (2011 г.).
Плотность населения: 820,4 чел/км2.
Средняя высота над уровнем моря: от 60 до 300 м.Тропический муссонный.Значительная амплитуда температур.

Средняя температура января на равнине: +10 — +20°С.

Средняя температура июля на равнине: +20 — +41°С.
Среднегодовое количество осадков: 1000-2000 мм на востоке, 600-1000 мм на западе.
Относительная влажность воздуха: 75%.ВРП: $122,92 млрд (2012 г.), на душу населения — $610,5 (2012 г.).
Полезные ископаемые: известняк, каменный уголь.
Сельское хозяйство: растениеводство (рис, кукуруза, просо, пшеница, ячмень, овощи, бобовые, просяные (баджра и джовар), картофель, технические культуры (сахарный тростник, масличные (рапс и горчица), хлопчатник и джут), животноводство (тягловый скот).
Промышленность: пищевая, текстильная (хлопок, шелк), кожевенно-обувная, электроника, целлюлозно-бумажная, химическая (красители), фармацевтика.
Традиционные промыслы: ткани, обувь, ковры (Бхадои и Мирзапур), парча, национальная женская одежда сари, ювелирные изделия.Речное судоходство по реке Ганг.

Сфера обслуживания: торговля, туризм, паломничество.

  • Ступа Паринирваны (Рамабхар, Кушинагар, построена в III в., реконструирована в 1927 г.)
  • Священный город Варанаси (Восточный Уттар-Прадеш)
  • Священный город Сарнатх
  • Храм Исконна (Вриндавана, 1975 г.)
  • Форт Калинджар (округ Банда, X в.)
  • «Мертвый город» Фатехпур-Сикри (XVI в.)
  • Река Ганг
  • Национальные парки Дадва, Лакшмипур-Кери, Катемиагат, «Цветочная долина» (граница с Непалом)
  • Красный форт (XVI в.)
  • Мавзолей Акбара (1613 г.)
  • Тадж-Махал (1632-1648 гг.)
  • Дворец Шах-Джахана и Жемчужная мечеть
  • Мечеть Драмма
  • Мавзолей Итимад-Уд-Даула
  • Архитектурный комплекс Бара Имамбара (1784 г.)
  • Парк Гаутама Будда
  • Мавзолей Чхота Имамбара (1838 г.)
  • Соборная мечеть Джама-Масджид
  • Художественная галерея
  • Рынок Хазратгандж
  • Моти-Махал (Жемчужный дворец)
  • Руины крепости короля Яяти
  • Храм Радха-Кришна-Мандир
  • Храм Керепати
  • Ганди-Холл
  • Заповедник Аллен-Форест
  • Городское озеро Моти-Джил
  • Центр индусского паломничества Битхор
  • Зоопарк
  • Максимальная температура воздуха, зарегистрированная в штате Уттар-Прадеш, составила около +50°С.
  • В расположенном на востоке штата городе Аллахабад раз в 12 лет проводится всеиндийский фестиваль Кумбха-Мела («праздник кувшина»), которым заканчивается обряд паломничества к сакральным местам индуизма.
  • Название города Фатехпур-Сикри переводится как «город победы»: он его получил после победы императора Моголов Бабура над Рамой Сану в битве у Кханвы. Император Акбар I сделал город своей столицей и построил здесь форт. Город пробыл столицей около 10 лет: в 1586 г. император переселился в Лахор. Город опустел и теперь более известен как «город мертвых».
  • В Уттар-Прадеше, во времена империи Великих Моголов, при императоре Акбаре (1542-1605 гг.) появились музыкальные инструменты, ставшие национальными в Индии: струнный ситар и ударный табла.
  • «Львиная капитель» колонны царя Ашоки со скульптурным изображением сидящих львов после обретения Индией независимости стала символом страны и находится в городе Сарнатх.
  • Бара Имамбара — большой архитектурный комплекс в Лакхнау, построенный в 1784 г. По некоторым сведениям, этот проект был осуществлен для того, чтобы дать работу тысячам безработных во время большого голода в Индии в конце XVIII в. Главная достопримечательность Бара Имамбара — это Бхул-Бхулайа: лабиринт, состоящий из множества узких коридоров и комнат. Название лабиринта переводится как «пойдешь — не вернешься».

Источник: http://geosfera.org/aziya/indiya/2748-uttar-pradesh-shtat.html

Лакхнау: там, где время останавливается

Гид: Лакхнау

Лучшее время для поездок в штат Уттар-Прадеш — с октября по апрель. В летние месяцы в Лакхнау и окрестностях слишком жарко.

Для поездки в Лакхнау необходима индийская виза, оформление которой производится через визовые центры Республики Индия (moscowru.blsindia-russia.com, +7 495 638 5654).

С октября этого года власти Индии планируют начать выдачу туристических виз гражданам России прямо на границе.
 

Из Москвы в Дели летает «Аэрофлот» (ежедневно, aeroflot.ru, билеты — от 15 000 руб.). От Дели до Лакхнау можно добраться на поезде (indianrail.gov.in, билеты в купе — от $5, время в пути — 5 ч 20 мин) или рейсом местных авиакомпаний Jet Airways (ежедневно, jetairways.com, билеты — от $312) и Go Air (ежедневно, goair.in, билеты — от $50; время в пути на самолете из Дели — 45 мин).

Где жить:

Gomti Nagar

Лучший отель в Лакхнау: высокий купол над лобби, широкие мраморные лестницы, прекрасный сад с фонтанами и прудами, 110 столь же богато декорированных номеров. Vipin Khand,Gomti Nagar, +91 522 671 1000, vivantabytaj.com/gomti-nagar-lucknow, номера — от $150.

Читайте также:  Отпуск в польше - июльская поездка в польшу - план путешествия

Где есть:

Tunday Kababi

Считается, что именно в этом заведении «тающие во рту» кебабы готовят по оригинальной рецептуре. Наряду с традиционными, из баранины, подают и кебабы из говядины. Vivek Khand 2, Gomti Nagar, +91 522 410 8929, кебабы — от $1  за порцию.
 

Mubeen’s

«Настоящая» кухня Моголов: курица в миндальном соусе ($2,30), нихари (подается с костным мозгом; $2,50), бирьяни (местный аналог плова) с бараниной ($2,50), кебабы (по $0,25 за порцию). Hakim Abdul Aziz Road, Chaupatiyan, +91 983 918 8231, themubeens.com.
 

Raheem

У Рахима — лучшее в городе нихари. Баранину тушат в запечатанных горшках всю ночь и подают с лепешкой-кулчей. Akbari Gate, Chowk Bazar, +91 993 681 2076, нихари — $1, лепешка — $0,15.
 

Oudhyana

Огромное меню с традиционными блюдами королевства Ауд. Хороши баранья чорба с травами ($4,50), нукти-кебаб (куски баранины, замаринованной в специях; $12), палак (рубленая баранина со шпинатом и кумином; $11). Отдельного внимания достоин свежий хлеб (от $1,50 за порцию). Vipin Khand, Gomti Nagar, +91 522 671 1000, vivantabytaj.com/gomti-nagar-lucknow.
 

Античные герои на крыше колледжа Мартиньера

Что посмотреть:

Бара Имамбара

Грандиозный шиитский религиозный комплекс. Потолок в главном зале свободно висит без поддержки на 15-метровой высоте. На втором этаже — настоящий лабиринт с пятью сотнями дверей. Machchhi Bhavan Lucknow,  +91 522 230 8916, открыт для посещения ежедневно, кроме пн., с 6:00 до 17:00.
 

Руми Дарваза

В переводе — «Турецкие ворота». Были возведены набобом Асаф-уд-Даулом в 1784 году и являются входом в комплекс Бара Имамбара, открыты круглосуточно.
 

Колледж Мартиньера

Школа для мальчиков была открыта в 1845 году. Позже памятник архитектуры подарили городу, но посещение возможно только по разрешению персонала колледжа. La Martiniére Road, Martin Purva, +91 522 223 5415, lamartiniere-lucknow.org.
 

Мемориал Канши Рам

Удивительный образец градостроительства Маявати — четырежды премьер-министра Уттар-Прадеш. Посвящен индийскому реформатору Канши Раму.

1 из 5 Тушеная баранина нихари

2 из 5 Любимая индийская жвачка пан: раскрошенный орех бетеля смешивается с мелом и специальной пастой и заворачивается в листья бетеля

3 из 5 Интерьеры колледжа Мартиньера

4 из 5 Shahi Tukda, местный специалитет, в ресторане Oudhyana

5 из 5 Мемориал Канши Рам

Источник: https://www.gq.ru/travel/article/lakhnau-tam-gde-vremya-ostanavlivaetsya/

Лакхнау – «Энциклопедия»

ЛАКХНАУ, город в северной части Индии, административный центр штата Уттар-Прадеш. Население 2750,4 тысяч человек (2010). Расположен на Индо-Гангской равнине, на реке Гомати (левый приток Ганга). Важный транспортный узел; через Лакхнау проходит в том числе автомагистраль Дели – Калькутта. Международный аэропорт Амауси.

Согласно одной из версий, город основан в 1528 году по приказу Бабура на месте поселения 13 века, именовавшегося Лакшманпури. В 1720-х годах в составе княжества Ауд обрёл независимость от государства Великих Моголов. В 1775-1902 столица княжества Ауд.

С конца 18 века центр шиитской культуры и правоведения (законодательная школа Фаранги Махал). С 1856 года в составе британских владений в Индии. В 1857 один из центров Индийского народного восстания 1857-59. С 1920 столица Соединённых провинций Агра и Ауд.

С 1947 года административный центр штата Уттар-Прадеш в составе независимой Индии.

Лакхнау называют «Золотым городом Востока» (за уникальные ювелирные изделия и использование золота в архитектурных сооружениях), «Индийским Ширазом» (в связи с сильным влиянием мусульман-шиитов на жизнь города в средние века); также Лакхнау  известен как «город навабов» по титулу средневековых правителей города.

Реклама

Главные достопримечательности расположены на правом берегу реки, в том числе священный для шиитов комплекс «Бара Имамбара» (или «Асафи Имамбара», 1783/84; включает мечеть «Асафи Масджид», знаменитый лабиринт «Бхул-Бхулайян», мавзолей наваба Асафа-уд-Даулы), в который ведут «Руми Дарваза» (или «Турецкие Врата», 1784), построенные по подобию «Имперских Врат» («Врат Султана») в Стамбуле (Турция); рядом находится «Чхота Имамбара» (или «Хуссейнабад Имамбара», так называемый Дворец огней, 1838; мавзолей наваба Мухаммеда Алишаха). Среди построек 20 века: часовая башня, железнодорожная станция Чарбагх (1914), католический собор Святого Иосифа.

Лакхнау  – крупный центр медицинских и биологических наук, образования и культуры Индии. Среди научных учреждений – Институт палеоботаники имени Б.

Сахни (1946), центральный исследовательский институт медицинских препаратов (1951), Индийский исследовательский институт сахарного тростника (1952), Национальный ботанический исследовательский институт (1953), центральный институт лекарственных и ароматических растений (1959), Индийский исследовательский институт токсикологии (1965), центральный институт субтропического садоводства (1972; современный статус с 1984, современное название с 1995). Региональный научный центр (1989). Крупные вузы: Медицинский университет (1911, современный статус с 2002), Университет Лакхнау (1921, в его структуре свыше 50 колледжей, библиотеки, музеи: художественный, зоологический, ботанический, геологический, антропологический), Музыкальный университет имени Бхаткханде (1926, современный статус с 2000), Индийский институт управления (1984; также научные исследования), Институт подготовки судей (1986; научный и учебный центр), Университет имени Б. Амбедкара (1996), Технический университет штата Уттар-Прадеш (2000), Университет Амити (2003), Национальный юридический университет (2005); кампусы ряда других государств, и негосударственных университетов Индии. Несколько крупных колледжей, в том числе «Ла Мартиньер» (1845, одно из ведущих образовательных учреждений Индии; в здании «Констанция» начало 19 века). Музеи: штата Уттар-Прадеш (1863), патологии и бактериологии (1913), мемориальный (1920; история Индийского народного восстания 1857-59), геологический (1961), М. К. Ганди (1973), народного искусства (в замке Кайзер-Багх) и др. Ежегодно в феврале проводится Фестиваль индийской музыки и танца.

Крупный экономический центр (второй после Канпура в долине среднего течения Ганга).

В сфере услуг выделяются торговля, сектор финансовых услуг (в Лакхнау  – штаб-квартиры Индийского банка развития малых промышленный предприятий и Промышленно-инвестиционной корпорации штата Уттар-Прадеш; филиалы крупнейших национальных и иностранных банков), страховое дело, ИТ и биотехнологии (действуют Технологический парк по производству программного обеспечения; Биотехнологический парк).

Ведущие отрасли промышленности – машиностроение (в том числе автомобилестроение – заводы компаний «Tata Motors», «Scooters India Limited»; авиастроение – исследовательский центр и завод по производству комплектующих государственной компании «Hindustan Aeronautics Limited»; производство промышленного оборудования, различных приборов и инструментов), а также химическая (в том числе производство дистиллятов), лёгкая (шёлковые и хлопчатобумажные ткани, обувь) и пищевая. Традиционные кустарные промыслы и художественные ремёсла: ткачество, вышивка, производство керамических изделий, ювелирных изделий из золота и серебра, резьба по дереву и слоновой кости, изготовление со времён навабов бумажных змеев.

А. С. Бугров.

Источник: http://knowledge.su/l/lakkhnau

Гендерное равенство/неравенство

Традиционно в Индии женщинам отводилась подчинённая роль в обществе, имеющая социальное, культурное и экономическое выражение. Неравенства, связанные с гендером, глубоко укоренены, но в целом после обретения независимости рассматриваются как формы проявления несправедливости, подлежащие обязательной ликвидации.

Впервые на несправедливость и преступность некоторых форм гендерного неравенства (самосожжение вдов, запрет на получение женщинами образования, ранние/детские браки, полигамия и тому подобного) обратили внимание индийские религиозные реформаторы XIX века — Раммохан Рой (основатель движения Брама самадж). Ишвар Чандр Видьясагар и некоторые другие. Оказываемое ими давление заставило британские колониальные власти запретить традицию сати — самосожжения вдов.

Борьба против проявлений гендерного неравенства (точнее, такой его формы, как дискриминация по половому признаку) официально началась после обретения Индией независимости и принятия конституции, в которой дискриминация по половому признаку объявлена незаконной.

Потребовались почти два десятилетия для того, чтобы проблематикой гендерного неравенства заинтересовались активные представители гражданского общества: и партийные и гражданские деятели осознали, что правительство неспособно искоренить многочисленные формы гендерного неравенства, обеспечить равные социальные и экономические права для женщин.

Реакцией на это стало появление в начале 1970-х годов женских движений (например, Ассоциации женщин-предпринимателей, учреждённой в 1972 году под покровительством ИНК), которые не только критиковали экономические проявления гендерного неравенства (неравная оплата труда женщин и мужчин, наименее престижные рабочие места и тому подобного), но и требовали обеспечения реальной социальной и экономической автономии женщин через активизацию борьбы с преступлениями, совершаемыми на сексуальной почве, и домашним насилием, запрещение экспериментов над женщинами, проводимыми в рамках курса контроля над рождаемостью, последовательности в реализации равного отношения к женщинам во всех сферах жизни общества и тому подобного. В 1970–1980-х годах именно эти направления деятельности женских движений вышли на первый план, делая их агентами социально-политических изменений. Яркий пример успеха — объединение сельских женщин штата Уттар Прадеш в Гималаях (Движение Чипко), которое с помощью ненасильственных акций протеста добилось прекращения уничтожения горных лесов и сохранения привычного уклада жизни (сплошная рубка приводила, в том числе, к эрозии почв и ухудшению условий земледелия). Контролирующие публичную политику партии Индии оказались не готовы принять женские движения в качестве полноправных и самостоятельных партнёров по диалогу, но смогли (по крайней мере, в 1980–1990-х годах) воспользоваться их потенциалом для усиления собственных позиций в политической борьбе.

Например, правые индуистские партии использовали гендерную проблематику в 1980–1990-х годах во время кампании по разработке и принятию единообразного гражданского кодекса, против которого выступили коммунисты, мусульманские партии и организации.

Использование партиями женских движений в своих целях, конечно, позволяет гендерной проблематике закрепиться в национальной повестке дня, но одновременно создаёт опасность маргинализации и «размывания» женских движений, манипулирования ими в конъюнктурных целях.

Это осознают и активисты данных движений и независимых организаций, что является некоторой гарантией против утраты их главной миссии — обеспечения социального и экономического равенства для всех, требующего изменений социальных структур индийского общества.

Это подразумевает помощь конкретным женщинам, на что многие неправительственные организации и центры направляют свои усилия.

В составе четырнадцатого созыва Народной палаты индийского парламента было 45 женщин (на начало июля 2005 года, или примерно 8 % от общего состава), Совета штатов (верхняя палата) — 28 женщин (или 11,5 % от общего состава).

В 1991 году представительство женщин в Народной палате составило 5,2 % от общего состава, а в Совете штатов — 9,8 %, что было ниже, чем в 1989 году, но больше, чем в 1996 году.

Для сравнения: в рикстаге (парламенте) Швеции женщины составляют 42,5 % от общего состава депутатского корпуса.

До 1976 года, когда был создан Комитет по статусу женщин в Индии, повышение представительства женщин в политических институтах Индии не было актуальной задачей (как уже отмечалось выше, основной упор был сделан на обеспечение социального и экономического равенства).

В отчёте Комитета было рекомендовано увеличить представительство женщин (особенно на уровне местного самоуправления и штатов) за счёт специальной квоты. Согласно Национальному перспективному плану для женщин (1988 год), квота для женщин в выборных органах власти должна была составить 30 %.

Активисты женских организаций потребовали, чтобы в первую очередь такая квота была применена к панчаятам (деревенским советам). Основные политические партии поддержали последнее требование, что и воплотилось в поправках 73 и 74 (1993 год) к конституции (квота была установлена на уровне 33 %).

В 1995 году был поднят вопрос о введении подобной квоты применительно к индийскому парламенту, однако вынесенный на рассмотрение законопроект был отклонён в 1997 году (на основании сложности определения пропорций между женщинами, принадлежащими к разным кастам).

В 1992 году была учреждена Национальная комиссия по делам женщин (на государственном уровне) для совершенствования конституционных и правовых гарантий прав женщин (через разработку рекомендаций правительству по принятию соответствующих законодательных актов и тому подобного).

Эксперты обращают внимание на следующую особенность представительства женщин в выборных законодательных органах Индии: выдвижению женщин способствуют сами партии, стремящиеся повысить уровень своей популярности у избирателей; участие в женских организациях не является «билетом с гарантией» в высшие органы законодательной власти страны.

Другой фактор, способствующий (облегчающий) выдвижению женщин, — наличие родственных связей, принадлежность к известным «политическим» семьям (случаи Индиры Ганди и Сони Ганди, вдовы Раджива Ганди).

Исследования 1990-х годов также показывают, что женщины—депутаты индийского парламента редко концентрируются на гендерных проблемах (премьерство Индиры Ганди это в целом подтверждает).

По экспертным заключениям, повышение представительства женщин в выборных органах власти Индии пока не приводит к улучшению представительства интересов женщин (в том числе из-за недостаточного числа женщин в политике), однако политизация гендерной проблематики во многом объясняется деятельностью женских движений и их потенциалом.

Правительство М. Сингха, пришедшее к власти в 2004 году, декларирует намерение направлять не менее трети инвестиций в панчаяты «на развитие женщин и детей».

Соответственно, «ассоциациям сельских женщин рекомендуется взять на себя ответственность за все программы, относящиеся к обеспечению качественной питьевой водой, санитарии, начальному образованию, здравоохранению и питанию», В очередной раз заявлено, что правительство собирается законодательно утвердить квоту в одну треть для представительства женщин в обеих палатах индийского парламента, способствовать принятию законов об искоренении домашнего насилия и дискриминации по половому признаку.

К числу наиболее известных и массовых женских организаций относятся: Национальная федерация индийских женщин (под контролем ИНК), Всеиндийская женская конференция (под контролем ИНК), Конгрессистский женский комитет (под контролем ИНК), Всеиндийская демократическая федерация женщин (под контролем Коммунистической партии Индии (марксистской)) и др.

←   Назад  |   Гендерное равенство/неравенство   |   Вперёд   →

Источник: http://hyno.ru/tom2/344.html

Ссылка на основную публикацию