Христианство в индии

Христианство в Индии

Собор Святого Фомы в Ченнаи

Индия – страна уникальной природы и исторических памятников, здесь живут простые и радушные люди. Особое место в жизни каждого индуса занимает религия. Интересно, что христианство здесь является третьей по численности конфессией. Большинство христиан живет на юге страны, но есть последователи и среди племен индийского северо-востока.

Проповедь христианства в Индии традиционно связывают с именем апостола Фомы. Он прибыл на западное – Малабарское – побережье в 52 году, где крестил местных жителей и основал Семь церквей в Керале. Дальше апостол отправился вглубь страны, в Мадрас, и прожил на Малой горе несколько лет.

Его проповедь была весьма успешна: крестился местный раджа и часть его подданных. Это возбудило ненависть и ревность священников-брахманов, которые наняли воинов убить святого. Апостол Фома принял мученическую смерть на горе, позже названной его именем.

Он умер, обнимая вырезанный им каменный крест, и был похоронен на том месте, где ныне находится католическая базилика святого Фомы в Ченнае (бывшем Мадрасе). Красивый собор в неоготическом стиле перестроили британцы в конце 19 века.

При базилике есть музей, в котором по сей день хранится наконечник копья, пронзившего святого Фому. Сегодня это место самая посещаемая христианская святыня Индии.

Вообще англичане построили довольно много культовых сооружений в Мадрасе. Здесь находится церковь Святой Марии. Её ещё называют “Вестминстерским аббатством Востока”.
Церковь Святого Андрея британцы построили по примеру церкви Святого Мартина на Трафальгарской площади.

И, наконец, заслуживает внимания церковь Луз. Ее построили португальцы в 16 веке. По легенде, моряки попали в шторм и стали молиться Деве Марии. Произошло чудо: яркий свет на берегу указал им путь. На том месте возвели изящную церковь с названием «луз», или «свет» по-португальски, а главный алтарь храма посвятили Деве Марии.

Евангельский призыв к добрым делам и социальному служению был услышан индийцами. Ведь эти понятия близки местному населению. Они лежат в основе индийской философии и считаются высшими формами нравственности. Сегодня среди индусов есть и православные христиане. Их немного, но они тесно общаются с православными русскими.

На протяжении нескольких лет по просьбе соотечественников, временно или постоянно проживающих в Индии, русские священники совершали богослужения на территории дипломатических представительств Российской Федерации.

Крупная приходская община сформировалась в Нью-Дели, где регулярные богослужения совершаются в маленькой домовой церкви в жилом секторе посольства. А в 2006 году там же началось строительство храма в честь апостола Фомы.

Это будет первая русская православная церковь на территории Индии.

(6

Источник: https://radiovera.ru/indiya.html

Христиане Индии ⋆ Господь грядет !

В одной из самых густонаселенных стран мира с населением – 1,29 млрд., христиан здесь 59 млн., что составляет 4,6%.  Всего в Индии 23-24 миллиона христиан разных направлений, около 16 мил. 70% христиан Индии являются выходцами из касты неприкасаемых.

В штате Орисса, где проживает большой процент неприкасаемых, в последнее десятилетие наблюдался значительный рост обращений в христианство. В некоторых областях штата доля христиан за это время увеличилась в два раза.

В разных регионах страны христиане пользуются различными степенями свободы.

Последние годы гонения на христиан принимают угрожающие масштабы, и в списке стран-гонителей нация поднялась с 31-го на 15-е место.

В ряде штатов действуют законы против обращения из индуизма в другие религии, что провоцирует нападения на христиан, которые заканчивающиеся подчас убийствами.

Особенно тяжело приходится христианам, обратившимся из индуизма, на территориях, где у власти находится националистическая партия BJP. Гонения на христиан в стране резко выросли и христианское вероисповедание, традиции и обычаи становятся опасными.

Летом 2008 г. 59 человек были убиты, более 50 тысяч стали бездомными и беженцами. Молодую индуску, которая работала в христианском сиротском приюте, сожгли заживо. В другом случае монахиню подвергли групповому изнасилованию. Радикалы поливают христиан бензином, а потом предлагают обратиться в индуизм, угрожая в случае отказа сжечь их.

Как сообщают индийские правительственные источники, всего во время погромов в Индии в 2008 г. были убиты 500 христиан. В апреле 2010 г. в центрально-индийском регионе Мадхья-Прадеш индусы-экстремисты несколько раз нападали на христиан во время массовых мероприятий. Особенно часты такие нападения в деревнях.

При нападении в районе Бетуль был убит молодой студент теологического института и несколько человек ранены.

Архиепископ Бомбея кардинал Освальд Грасиас сообщил прессе, что нападения на христиан в Индии происходят почти каждый день. В 2011 г. зарегистрировано более 55 случаев нападения на христиан.

35 случаев произошли в провинции Карнатака и 20 ― в провинции Орисса.

Там зарегистрированы сотни случаев запугивания, насилия и угроз, а также повреждения зданий и молитвенных домов, где происходят богослужения христиан.

В 2015   году актов насилия по отношению к христианам произошло уже более 200. Были убиты ряд протестантских пасторов, а общее число пострадавших составило 8000 человек, включая женщин и детей, и разрушено множество церквей.

Такие данные приводятся в докладе «Гонения на христиан в Индии». По данным доклада, акты насилия совершались индуистскими экстремистами, исповедующими идеологию «хиндутва», в соответствии с которой в Индии есть место только индуистам.

В Непале они потребовали от иностранных христианских лидеров покинуть страну.

В 2016 году в Индии произошла резкая эскалация нападений на представителей христианского меньшинства, причем чаще всего их возглавляли индуистские националисты и радикалы, которые обычно остаются не выявленными и безнаказанными.

Преследования христиан в различных регионах нередко «вдохновляются религиозными экстремистами и националистами, которым скрытно потворствуют – а нередко и активно поощряют таковых – представители местных и центральных государственных органов», – заявила Лиза Пирс (Lisa Pearce), представитель организации Open Doors UK & Ireland.

По подсчетам наблюдателей этой организации, за 2016 год, в Индии в среднем 10 раз в неделю фанатики сжигали христианские храмы или избивали священника, и подобные случаи все учащаются и становятся все более жестокими.

В Феврале 2017 г. в Индии язычники запытали до смерти христианина в ледяной воде. Жители села Кубуаа из штата Джаркханд захватили одноплеменника, 50 летнего Барту Ураун и его семью, которые приняли христианство более 10 лет назад. В ответ на нежелание семьи отречься от Христа жители погрузили Урауна и его жену в холодный пруд на 17 часов.

«На протяжении всей ночи они находились в холодной воде, и я вместе с 15-20 жителями деревни стал свидетелем этой жестокости. Сельские жители продолжали спрашивать моего отца, готов ли он отказаться от Христа и вернуться в их религию. Он повторял раз за разом: “Я не откажусь от Христа …

Я буду продолжать верить до своего последнего дыхания”»,— сказал сын Бенесуар Ураун. «Мой отец перенес второй приступ, и его тело парализовало. Он не мог двигать руками и ногами и в конце концов умер. В полиции ничего не предприняли и сказали, что Ураун умер “естественной смертью”», – заявил Бенесуар.

 После того, как его отец умер, сельские жители не позволили ему похоронить отца надлежащим образом, даже если семья покроет все расходы.                   «Это явное проявление растущей религиозной нетерпимости по всему индийскому субконтиненту и этот рост все больше угрожает жизни и безопасности миллионов христиан в этом регионе.

Религиозные фанатики и националисты пытаются насильно обратить иноверцев в доминирующую веру своей нации, и часто прибегают к открытому насилию в тех случаях, когда ни дискриминация ослушников в общинах, ни самые изощренные меры ненасильственного давления на них не достигают успеха.

Читайте также:  Сихоте-алинский заповедник приморья

Причем эти христиане нередко принадлежат к низшим индийским кастам, которые сталкиваются с огромными социальными и экономическими трудностями. Вот они и становятся легкими жертвами для экстремистов и националистов» — заявила Пирс.

Чаще всего гонения на христиан кончаются погромами их жилищ, храмов и сел, и к насилиям присоединяются все большие толпы экстремистов, одержимых идеей искоренения христианства в той или иной области страны, где дома христиан грабят и разрушают, их храмы взрывают, и даже отравляют колодцы и ручьи в их селах, чтобы сделать невозможным возвращение христиан в родные места. «Уровень безнаказанности заметно вырос, появилось все больше сообществ, преследующих тех, кто обратился в христианство. На них все время оказывают давление, чтобы они вернулись к своим прежним убеждениям, на них часто физически нападают, а иногда убивают», — сказали в организации Open Doors.

Источник: https://maranafa.net/2018/02/24/xristiane-indii/

Христиане Индии

Христианство является в Индии третьей религией по количеству адептов и насчитывает 24 миллиона таковых, что составляет, тем не менее, всего 2.3% от всего индийского населения. Многие ошибочно считают, что церковь появилась в Индии вместе с европейскими торговцами и колонизаторами, однако множество фактов говорит об обратном.

В Индии христиане появились задолго до этого, даже раньше, чем во многих европейских странах.

Несмотря на то, что истоки их появления туманны и загадочны, принято считать, что к первому веку нашей эры в Индии уже сложилась христианская община, ведущая свое происхождение от миссии апостола Фомы, который основал на юге субконтинента 7 церквей.

Районами поселений первых христиан стала территория современного штата Керала (ареалами их сосредоточения стали бывшие княжества Траванкур, Кочин, Малабарское побережье) – именно сюда, по легенде, высадился апостол Фома, а позже прибыли португальцы, принесшие католицизм и протестантство на территорию, традиционно заселенную людьми, говорящими на языке малаялам.

Несмотря на то, что в кастовой системе штата христиане воспринимаются как отдельная группа, они все же разделены на множество общин, отличающихся по вероисповеданию (католики, протестанты и даже православные), социальному положению и образу жизни.

В целом индийских христиан можно разделить на две большие группы: на сирийских христиан, ведущих свое происхождение от самых древних последователей этой веры (то есть от апостола Фомы), и на индийцев, чьи предки приняли новую веру благодаря деятельности миссионеров, в частности, католиков и протестантов (а также немногочисленных представителей баптистов, лютеран, англиканцев). Мигранты без особого труда осваивались в Индии и ассимилировались с остальным населением. Они вступали в браки с местными женщинами, в результате их дети автоматически становились христианами, но при этом община оставалась обособленной и не была поглощена индуистским населением, хотя христианские обычаи и вера претерпели некоторые изменения. Обособленность сохранялась во многом потому, что в течение многих столетий епископы присылались из европейских стран, а не выбирались из местных. Так было вплоть до XVII века: ни один уроженец Индии не становился главой местной церкви.

Но все же были некоторые уступки, и священники более низкого ранга, осуществлявшие повседневное управление, выбирались из местных, естественно, самых уважаемых семей. В дальнейшем такой сан передавался по наследству.

Они выступали не только как религиозные, но и как общественные и политические лидеры, защищавшие интересы своей обособленной общины. Образовав особую касту, они стали заниматься узкоспециализированным делом – торговлей перцем, к тому же они имели монополию на этот вид дохода.

Но к концу XIV века они потеряли свое привилегированное право.

Выходит, что ко времени появления португальцев и англичан христианство глубоко обосновалось в индийском обществе, особенно на юге субконтинента. По некоторым данным, там уже насчитывалось около 200 тысяч христиан и 1500 храмов.

Важно отметить, что это были не переселенцы, а христианизированные индийцы.

То есть христиане как община органично вписались в гибкую кастовую систему керальского населения, образуя частично обособленную социальную ячейку и играя в жизни региона важную экономическую роль.

Христиане селились отдельно от индуистов, а поэтому в городах существовали их особые кварталы. Адепты христианской веры занимались торговлей, сельским хозяйством и даже военным делом. Удивительно, что они славились как лучшие воины юга страны. Мальчиков с детства учили военному делу, и став взрослыми мужчинами, они всегда носили при себе оружие.

К тому же считалось, что чем больше христиан было в армии правителя, тем больше его почитали и, в то же время, боялись. Вследствие этого цари наделяли христиан землями и освобождали от налогов, а значит, изначально эта каста формировалась как привилегированная и почитаемая.

Многие христиане в итоге становились советниками при правителе и обладали особыми правами, к которым так чувствительно индийское традиционное общество. Помимо повелителей и их семей, только христиане имели право ездить на слонах. Считалось даже, что их прикосновение очищает от осквернения, поэтому им разрешалось селиться в непосредственной близости от дворца.

Но в целом, по образу жизни они мало отличались от высших индуистских каст – находясь на таком большом расстоянии от мировых центров христианства, они не могли строго следовать христианским обычаям.

К примеру, не имея представления о том, как правильно строить храмы, они использовали в ритуальных целях индуистские святилища или же нанимали местных строителей, которые также не знали об истинных христианских традициях и строили, как могли. Единственное, что отличало христианские храмы от индуистских, был венчавший их крест.

С приездом миссионеров христиане стали заниматься просветительской и благотворительной деятельностью. Они начали строить школы для местного населения, позже принимали туда и женщин, выделяли деньги на строительство  больниц.

Индийцы охотно отдавали своих детей на обучение, и в результате христианство все больше и больше распространялось по региону. Также христиане усиливали свое влияние, развивая мелкие промышленные предприятия, помогая безработному и бедному населению.

Но самый привлекательный пункт в христианстве для представителей других конфессий – это всеобщее равенство. Конечно, высшие слои населения никогда бы не пошли на смену религии, так как в таком случае они отказались бы от своих кастовых привилегий, но идея равенства была крайне притягательной для внекастовых и неприкасаемых.

Именно они в итоге и составили основу верующих. Христианская община со временем все больше разрасталась, тем более что в XIX веке развивались экономические, политические и культурные отношения с европейскими, а значит, христианскими странами.

Как говорилось ранее, в Керале находится самая крупная община христиан Индии, весьма дифференцированная не только в религиозном, но и в социальном плане. К тому же, керальские христиане одни из самых активных предпринимательских групп штата.

Другой отличительной чертой этой группы является традиционно высокая грамотность, так что среди христиан много квалифицированных рабочих. В целом, в материальном отношении христиане занимают промежуточное положение между индуистами высших и низших каст.

Читайте также:  Арктика - страны, осрова, карта, освоение, правовой режим и путешествия в арктику

При этом они гораздо выше мусульман.

В Индии практически не существует такого понятия как равенство. Каждая семья стоит на определенной ступени иерархии, при этом понятия индивидуальности не существует вообще, потому что наименьшая социальная единица – это семья.

Религия европейцев, основанная на существовании индивидуумов, равных перед Богом, проповедующих идею единобожия, не могла быть в полной мере принята индуистами, так как полностью противоречила их философии. К тому же христиане имели общие нормы поведения вне зависимости от статуса и положения.

В итоге христианство должно было пойти на компромисс с индуизмом, перенять некоторые местные обычаи. И только поэтому эта религия смогла выжить во враждебной среде. В результате в христианской общине Индии появился ряд особенных черт.

Прежде всего, местные христиане – это каста: для индийского общества, терпимого к появлению новых социальных образований, христиане стали еще одной новой группой, имеющей право на существование.

В Индии по сей день очень большую роль играют клановые и семейные связи. Очень часто в новую религию обращалась не вся семья, и новообращенный оставался жить в среде традиционной для него мифологии, религии и занятий.

В любом случае, перешедший в новую веру не мог полностью обособиться от внешней среды. И по сей день христиане Кералы остаются по вере и культам христианами, а в быту, по большей части, – индуистами.

Они ходят в церковь и поклоняются единому Богу, дома же совершают привычные индуистам обряды, признавая бесчисленный пантеон.

Они любят на всякий случай обращаться и к этим богам, а индуисты, живущие рядом с христианами, на всякий случай стараются умилостивить христианского бога. Также, например, во многие христианские храмы запрещено заходить в обуви, а статуи девы Марии и Христа увешаны цветочными гирляндами.

Не стоит забывать, что в христианство принимали представителей разных каст, и вследствие этого кастовое деление проникло внутрь. Так, сирийские христиане (ведущие свое происхождение от апостола Фомы) считаются самой высшей группой по сравнению с обращенными позднее. Они держатся обособленно и всячески стараются подчеркнуть свое привилегированное положение.

Известно, что миссионеры поощряли смешанные браки, но их попытки в целом мало увенчались успехом. Сирийский христианин вряд ли отдаст свою дочь за другого христианина, особенно если тот бывший неприкасаемый. Им трудно примириться с мыслью о родственных связях с людьми более низкого положения.

Если другие законы кастового режима ослабевают со временем под влиянием проповедей о равенстве, эндогамия остается строгим табу.

Отношения «высших» христиан к другим варьируются от снисхождения до враждебности. Сирийские христиане не станут принимать пищу с выходцами их низших каст. Бывшему неприкасаемому не дадут еды в их доме: ему вынесут ее на старом блюде или листьях, причем «гость», перед тем как вернуть посуду, обязан ее вымыть.

На праздники в дома «высших» христиан их пригласят только для выполнения какой-то работы. Даже если эти люди одинакового материального положения, такая ситуация сохраняется, то есть общение высших и низших регулируется кастовым кодексом.

В церкви также сохраняется разделение этих групп: для «низших» построены отдельные храмы, которые могут находиться рядом с «общими» или на отдельных участках. А значит, по сути, низкие касты среди христиан так же угнетены, как и обычные нечистые касты в остальной Индии.

Сирийские христиане все чаще видят в остальных угрозу своим привилегиям и престижу. Христиане низших каст, согласно статистике, в большинстве своем являются коммунистами (довольно странно соотносить религию с коммунистическим движением, но в Индии все привычное нам – противоречиво).

Отмеченные тенденции значительно влияют на расстановку социально-политических сил в Керале и на ход политической борьбы в целом, так как на сегодняшний день в этом штате насчитывается 22% христиан.

Кристина Доника

Источник: http://vostalk.net/xristiane-indii/

Религии Индии и христианство (стр. 1 из 8)

князь Н. С. Трубецкой

Когда говоришь об исходе к Востоку, о поворотах к Востоку, легко быть неверно понятым. Может создаться впечатление призыва к усвоению одной из “восточных” культур, или по крайней мере части одной из этих культур.

А так как самое бросающееся в глаза отличие всякой “восточной” культуры от “западной” лежит в сфере религиозной, то часто призыв к повороту на Восток понимается в смысле влечения к одной из “восточных” религий.

В наше переходное время, время разочарований в казавшихся бесспорными ценностях европейской культуры, люди, сбитые с толку, чувствующие, что надо что-то изменить в корне, но не понимающие, что именно, часто направляют свои взгляды именно в эту сторону.

Думают произвести какой-то синтез между христианством и “религиями Востока”. Направление это уже давно существует, и возникло оно на Западе, главным образом в англосаксонских странах, где христианство без церковности, христианство без догматов давно уже выродилось в какое-то лицемерное ханжество.

И увлечение теософией оттуда проникло к нам, в среду русской интеллигенции, далекой от Церкви, плохо знакомой с Православием, привыкшей искать удовлетворения своих религиозных запросов где угодно, только не в Православии, заранее объявленном несостоятельным.

Национальные религии “Дальнего Востока” мало кого привлекают. Религия Китая, основанная на почитании умерших предков, на культе демонов и сил природы, слишком чужда нашей религиозной психологии.

Мы удивляемся спокойной уравновешенности китайцев, их отсутствию страха перед неизбежностью старости и смерти, их равнодушно-деловитому отношению к смерти, иногда даже завидуем этим свойствам их религиозной психологии; но все это нам глубоко чуждо, мы сознаем, что это есть продукт многотысячелетнего духовного развития, не имеющего ничего общего с нами, и потому стать китайцем никто не собирается.

Приблизительно то же самое следует сказать и о мусульманстве. Мы восхищаемся духовной дисциплиной мусульманского мира, его величавой сплоченностью, единым устремлением его мировоззрения, в котором право, религия и быт сливаются в одно нераздельное целое.

Но когда мы читаем Коран с целью найти в нем удовлетворение своим религиозным запросам, мы испытываем разочарование.

Догматика ислама оказывается бедной, плоской и банальной, мораль – грубой и элементарной, и стать ортодоксальным мусульманином никто из нас искренне не может.

Зато громадную притягательную силу имеет для каждого европеизированного русского интеллигента так называемая “мистика Востока”, религиозные, философские и мистические системы Индии и суфизма. Именно из этой мистики исходит теософия, стремящаяся синтезировать ее с одной стороны с христианством, с другой — с кабалистикой и примыкающими к кабале магическо-мистическими учениями.

Читайте также:  Всё про острова кука - карта, флаг, климат, достопримечательности островов кука

Увлечение “мистикой Востока” в значительной мере покоится на двух недоразумениях. Во-первых, с этой мистикой знакомятся по теософским трактатам агитационного, пропагандистского характера, написанным без всякого научного метода или, что еще хуже, по методу квазинаучному.

А во-вторых, люди, изучающие эту мистику и желающие синтезировать ее с христианством, представляют себе под именем христианства нечто весьма неопределенное и расплывчатое, отрывая его от исторического христианства, раскрывшегося в догматах Церкви, в творениях великих подвижников и отцов Церкви.

Отсутствие под ногами у этих людей твердой почвы христианского мировоззрения не позволяет им видеть глубокие различия между этим мировоззрением и помянутыми мистическими или философскими системами Востока и заставляет их переоценивать случайное и поверхностное сходство в деталях, принимая это кажущееся сходство за внутреннее тождество учений

И потому-то при рассмотрении “мистики Востока” необходимо, с одной стороны, поставить эту мистику в план научно установленной исторической перспективы, а с другой – подойти к ее оценке с точки зрения подлинно христианской догматики, раскрытой в творениях Святых Отцов и Апостолов.

II

Апостол Иоанн говорит: “возлюбленные, не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире” (1 Посл. Иоанн. IV, I). Эту заповедь особенно надлежит помнить.

Из всех учений Православной Церкви хуже всего усваивается современными, даже верующими, образованными людьми учение о сатане как с реальной личности, вожде целого сонма бесов.

Поверив в то, что он существует, что он постоянно ищет соблазнить людей, подходя к ним для этого в самом привлекательном и обманчивом виде,—мы поймем, каким колоссальным опасностям подвергается всякий мистик, не знающий о его существовании и ищущий откровения. Откровение может прийти от диавола, и отличить его от откровения божественного не всегда легко.

По учению Православной Церкви, первое время после смерти, когда душа только что отделилась от тела, на нее набрасываются бесы в разных образах, иногда весьма обманчивых, и только душа, защищенная от бесов дарами благодати, покаянием и молитвой при жизни, способна пройти победоносно через эти опасности. Потому-то так важно умереть с молитвой и покаянием, получить перед самой смертью дары благодати через Таинства покаяния, причащения и соборования. Потому-то установлена Церковью усиленная молитва об умершем в течение 40 дней после смерти.

Более или менее то же самое происходит с душой человека, когда она и при жизни настолько эмансипируется от телесной оболочки, что становится способной непосредственно общаться с потусторонними мирами.

На душу этого человека тоже в первую очередь набрасываются бесы под разными видами, и горе этому человеку, если он в минуту экстаза, в момент “выхода из себя” не устремился всем существом своим к Богу, не поручил себя вполне Его покровительству и защите.

Творения святых подвижников и их жизнеописания полны рассказами о ложных видениях, о столкновении подвижников с бесами, появляющимися под разными видами и иной раз остающимися неузнанными.

Психофизические приемы приведения себя в экстаз у всех народов более или менее одинаковы: с внешней стороны они у христианских подвижников почти те же, что и у индусских отшельников. Но далеко не безразлично, производится ли этот “выход из себя” как результат напряженного молитвенного устремления к Богу, или — ради любопытства и с целью приобрести магическую силу.

В первом случае самое молитвенное устремление является мощным орудием защиты против происков сатаны, нападающего на незащищенную телесной оболочкой душу, и некоторой гарантией божественного источника испытываемых душой откровений и видений.

Во втором—незащищенная душа почти наверняка попадает в сети дьявола, и откровения, полученные ею, имеют сатанинский, а не божественный источник.

Таким образом, приходится признать, что значительная часть, даже большинство мистических откровений, полученных религиозными вождями разных народов земного шара, имеют сатанинское происхождение, и прежде чем пытаться синтезировать их с результатами мистического опыта христианских подвижников и с учениями Отцов Церкви, следует тщательно испытывать, по заповеди апостола Иоанна, “от Бога ли они”.

III

Молиться человек может о чем угодно, о прощении грехов и о наслании болезни на личного врага. И всякая молитва может быть услышана: весь вопрос—кем.

Бог приемлет молитву, идущую из чистого сердца, из сердца, очищенного от гордости, себялюбия и злобы, молитву, проникнутую духом любви и Богу и ближнему.

Сатана приемлет и другие молитвы, если они направлены к нему или к его бесам, и если исполнив их, он может таким образом овладеть душой человека.

В морально-безразличном политеизме нет молитв дозволенных и запретных. Политеист молится обо всем и относит свои молитвы не к одному объекту культа, а ко многим, ассоциируя каждую определенную категорию своих молитв с каким-нибудь определенным религиозным образом; каждый образ получает свое особое название или кличку, но все они безразлично именуются “богами”.

Психологически каждый “бог” политеистического пантеона есть известный комплекс ассоциаций, связанных с процессом молитв определенной категории, возникающий в сознании молящегося лишь в этом процессе, и, таким образом, функционально связанный с данной категорией молитв.

С этой точки зрения пантеон в своем целом есть как бы символ общей суммы потребностей, о которых считает нужным и возможным молиться данный народ.

Но, подходя к тому же вопросу не с психологической точки зрения, а с точки зрения христианской догматики и рассматривая отдельных “богов” не только как объекты молитв, но и как субъекты (потенциальные или реальные) исполнения этих молитв, мы должны признать, что большинство их является бесами. Только те “боги”, к которым направляются молитвы, связанные с нравственно ценными переживаниями, могут рассматриваться как неясно осознанные элементы подлинно божественного образа или образов ангельских.

В процессе исторической эволюции образы “богов” политеистического пантеона постоянно изменяются. Границы между отдельными категориями молитв передвигаются. Близкие образы “богов” ассоциируются друг с другом, влияют друг на друга или сливаются воедино.

Вместе с новыми потребностями появляются новые молитвы, которые либо создают для себя новых богов, либо, примкнув к одной из существующих уже категорий молитв, вступают в функциональную связь с одним из старых “богов”, соответственно дополнив или изменив его образ.

С точки зрения христианской оценки эта эволюция представляется в ином виде. Бес всегда так и останется бесом. Образ его может видоизмениться, из животного превратиться в человекообразный, из страшного в привлекательный.

Но, по существу, сверхъестественное существо, о котором с самого начала было известно, что оно принимает и исполняет молитвы, вызванные греховными побуждениями и связанные с греховными сопереживаниями, всегда остается злым, а следовательно, и аморальным, потворствующим дурным инстинктам своих поклонников.

Источник: http://MirZnanii.com/a/318680/religii-indii-i-khristianstvo

Ссылка на основную публикацию